Внедрение BIM в России: трудности и перспективы

Картинки по запросу BIMСитуация, которая сейчас разворачивается с внедрением BIM в РФ на уровне отрасли, представляет для меня живой исследовательский интерес, причем не только с технологической, а еще и с психологической, социальной, а местами и политической точек зрения. 2016-й год дал обильную пищу для анализа и прогнозов. Поэтому, посвящая эту публикацию первым нормативным документам по BIM, я бы хотела не только осветить результат, к которому мы пришли, но и сам процесс – там было немало интересных моментов.

Картинки по запросу BIM

По рекомендации редакции портала isicad уточняю свою целевую аудиторию. Я пишу для тех профессионалов, которые работают в строительной отрасли и болеют за ее развитие. (Экономически заинтересованных противников, а также профессиональных троллей, каковые анонимно целыми колониями обитают в области комментариев, просьба не беспокоиться).

Немного исторического контекста

История государственных мероприятий по развитию строительной отрасли РФ в направлении перехода на BIM берет начало в 2014 году, когда 4 марта на заседании Президиума совета при Президенте РФ по модернизации и инновационному развитию экономики, посвященному строительству, данная тема впервые прозвучала как одно из направлений инновационного развития отрасли. Второе подобное значимое событие состоялось в мае 2016 года – заседание Госсовета по вопросам развития строительного комплекса и совершенствования градостроительной деятельности. Тема BIM была представлена в докладе на Госсовет, а по его результатам прозвучала в поручениях Президента Правительству. Довольно подробно я написала об этом здесь.

Если пока оставить за скобками реальную практику в виде сотен выполненных BIM-проектов, мощную публичную активность в виде посвященных BIM семинаров, круглых столов, конференций, то в активе остается следующее:

  • 2014 – «стартовый» План Минстроя по внедрению BIM, утвержденный в декабре;
  • 2015 – в соответствии с Планом – пилотные BIM-проекты, прошедшие экспертизу с подачей информационных моделей;
  • 2016 – начало работы Экспертного Совета и Рабочей Группы по BIM Минстроя; разработка первых нормативных документов по BIM.

Скажем прямо, хотелось бы увидеть более системный и последовательный подход к столь сложной и значимой теме. Например, важнейший документ «Стратегия инновационного развития строительной отрасли до 2030», который по логике должен бы стать отправным при разработке Плана внедрения BIM, так и не был принят. Срок выполнения этого поручения – декабрь 2014 – многократно отодвигался… Да и кураторы у BIM в Минстрое каждый год менялись. И тем не менее в 2016 году началось финансирование разработки нормативно-технических документов для стандартизации применения технологии BIM.

Своды правил по BIM – условия и общие принципы разработки

Конкурс на разработку СП был объявлен ФАУ «ФЦС» – Федеральным центром нормирования, стандартизации и технической оценки соответствия в строительстве. Разработку четырех СП на конкурсной основе выиграл Научно-исследовательский центр «Строительство».

В качестве официальных соисполнителей команда Конкуратор участвовала в разработке двух:

  • «Информационное моделирование в строительстве. Правила формирования информационной модели объектов на различных стадиях жизненного цикла»;
  • «Информационное моделирование в строительстве. Правила описания компонентов информационной модели».
Об объективных сложностях

Стандартизации в области BIM – тема новая. Писать такие документы приходится с чистого листа. Российская практика только нарабатывается. Стандарты организаций сделать прототипом национальных стандартов не представляется возможным. Зарубежный опыт можно использовать весьма ограниченно, аккуратно «приземляя» лучшие решения на наши условия. Исключения составляют стандарты ИСО, как правило, являющиеся стандартами для разработчиков и не предполагающими прямого применения, например, проектировщиками.

Национального стандарта по основным положениям, терминам и определениям BIM ранее выпущено не было. Интересно, что конкурсы организуются таким образом, что отдельные документы могут разрабатываться отдельными коллективами, победившими на тендере, поэтому на выходе единого методологически и терминологически согласованного комплекса документов сразу можно и не получить. Достигать согласованности придется поэтапно итеративным путем.

Картинки по запросу BIM

В действующих нормативных документах РФ отсутствует единая и полностью определенная схема жизненного цикла (проекта/объекта). Лишь фрагментарно, например, в 384 ФЗ перечислены некоторые его стадии. Поэтому схему стадийности в соответствующем СП пришлось давать укрупненно, дополнительно согласовывав ее с заказчиком.

Пока у нас никак не определены уровни зрелости BIM и формально не описаны способы применения BIM, что порождало недопонимание и недоразумения при обсуждении проектов документов. Если пользоваться британской схемой уровней зрелости, то одни эксперты имели в виду уровень 1, другие – уровень 3, и только разработчики – уровень 2 как достижимый и целевой.

Дополнительные трудности связаны с отсутствием в стране (а точнее в поле зрения заказчика) значительного числа экспертов, понимающих методологию и современные практические подходы. Зачастую в заключениях и выводах «эксперты» опирались на идеализированный взгляд на BIM, подчерпнутый из сомнительных источников, отражающих подходы 7-10 летней давности, когда казалось, что легко можно будет реализовать «единую» модель, которая будет «жить в облаках» и обслуживать всех пользователей на протяжении полного ЖЦ объекта. (Дело в том, что иногда заказчик обращается к признанным авторитетным экспертам в строительстве, у которых при этом отношения с BIM пока не сложились).

Когда в дискуссию вступали разработчики ПО, они видели картинку исключительно с точки зрения своих продуктов и требовалось время, чтобы понять, что у их коллег это организовано по-другому, и жестко настаивать на своем неправильно. При этом разработчики СП должны были учесть все эти нюансы.

Внешнеполитическая ситуация также сказалась на результатах. Но об том далее.

Принципы разработки СП

1. Своды правил изначально разрабатывались как платформенно независимые или программно-агностические. Все положения даны в расчете на работу во всех применяемых сегодня программных платформах, которые можно отнести к категории BIM-платформ и инструментов, работающих на втором уровне зрелости BIM (Level 2 в соответствии с британской классификацией). Именно этим ограничением определяется уровень детализации положений СП.

2. Предполагается, что разработчики применяемых в России BIM-платформ организуют разработку специальных стандартов, учитывающих нужды и потребности своих пользователей. Как аналогичный пример можно привести платформенно независимый британский AEC UK BIM Technology Protocol и его версии для различных платформ: Autodesk Revit, Bentley AECOSIM Building Designer, Nemetschek Vectorworks, Graphisoft ArchiCAD.

3. Разработчики СП считают, что развитие технологий BIM должно осуществляться на принципах применения открытых форматов данных, рабочих процессов и позволять эффективное коллективное взаимодействие вне зависимости от применяемого ПО. В этой связи принципиальное значение имеет введение в практику схемы данных IFC – разработки независимого некоммерческого международного альянса buildingSMART. IFC для объектов массового строительства практически не имеет альтернативы. Разработка уже заняла немало лет, она продолжается и еще будет вестись много лет вперед. Процесс этот, похоже, бесконечен. В то же время в ходе обсуждения СП находились эксперты, которые в логике импортозамещения требовали удалить упоминание об этом формате из текстов. Другие же в срочном порядке призывали разработать альтернативный российский IFC.

4. Своды правил разработаны для добровольного использования сразу после официального ввода в действие. Это не документы отдаленного будущего. Это означает, в частности, что учтены современный уровень развития технологий – программное обеспечение в массовом использовании, мощность вычислительных ресурсов, организационная зрелость участников рынка, а также уже сложившиеся лучшие практики.

5. И последнее, но едва ли не самое главное. Разработчики СП руководствовались принципами гармонизации с международными стандартами, в соответствии с недавно вступившим в действие законе «О стандартизации в Российской Федерации». Заказ на разработку сводов правил размещался в условиях отсутствия общей проработанной и утвержденной схемы нормативных документов по информационному моделированию или общего перечня необходимых разработок. Тем не менее разработчики предполагали, что в будущем такая схема появится, и она будет сформирована с учетом схемы из стандарта ISO 12911 (см. рис.1), а следовательно, разрабатываемые на верхних уровнях стандарты и СП будут согласованными (непротиворечивыми) с документами нижних уровней.

Иерархия стандартов ИМ

Рис. Иерархия стандартов информационного моделирования

Важное замечание относительно области применения указанных сводов правил: их действие распространяется на процессы информационного моделирования при проектировании, строительстве и эксплуатации объектов массового строительства.

Сначала о результатах…

СП по моделированию на различных стадиях ЖЦ

Этот документ принял на себя всю основную методологическую нагрузку и был призван каким-то образом закрыть имеющиеся основные лакуны: с учетом сказанного ранее об условиях разработки, в отсутствие ранее принятых терминов и формально определенных стадий. Если вспомнить, что BIM – это о том, кто, когда, какую информацию, в каком виде и объеме производит и кому передает, то в условиях, когда четко не определены стадии и участники, описать процесс оказывается крайне затруднительно.

Что касается терминов, хотела бы остановиться на нескольких моментах.

Были введены следующие понятия для моделей:

ИМ (своими словами) – информационная модель (аналог британской Information model, см. PAS 1192-2) как самый полный информационный ресурс, включающий любые виды документов, в том числе BIM-модели, порожденные с них документы, а также любые другие документы и данные по проекту, включая исходно-разрешительную документацию, например. Далее определения из СП. «Информационная модель (ИМ): Совокупность представленных в электронном виде графических и неграфических данных по объекту строительства, технической и прочей документации, размещаемая в соответствии с установленными правилами в среде общих данных, представляющей собой единый достоверный источник информации по объекту на всех или отдельных стадиях его жизненного цикла».

В состав ИМ входят цифровая информационная модель(и) объекта строительства (ЦИМ или BIM-модель) и инженерная цифровая модель(и) местности (ИЦММ).

«Инженерная цифровая модель местности (ИЦММ): Форма представления инженерно-топографического плана в цифровом объектно-пространственном виде для автоматизированного решения инженерных задач и проектирования объектов строительства. ИЦММ состоит из цифровой модели рельефа, цифровой модели ситуации и цифровой модели геологического строения участка строительства».

«Цифровая информационная модель (ЦИМ): Объектно-ориентированная параметрическая 3D-модель, представляющая в цифровом виде физические, функциональные и прочие характеристики объекта (или его отдельных частей) в виде совокупности информационно насыщенных элементов. Создается для решения конкретных прикладных задач проекта».

То есть то, что в терминах данного СП получило аббревиатуру ЦИМ и есть BIM-модель. Уточняю, если вы не узнали.

Изначально мы планировали в тексте СП сохранить оригинальные английские названия терминов: дать их дополнительно к русским, в скобках, чтобы опытные пользователи увидели логику и связь. Однако сделать это нам не разрешили. При том, что во многих действующих российских нормативных документах подобная практика есть. И верно и обратное: нет никаких документов, прямо это запрещающих.

Помимо приведенных выше в СП даны определения «сводной цифровой модели» (Federated Model), «среды общих данных» (Common Data Environment, CDE), плана реализации проекта с использованием информационного моделирования (BIM Execution Plan, BEP), требований заказчика к информационным моделям (Employer Information Requirements, EIR), уровней проработки элементов информационных моделей (LOD) и др.

Есть еще одна исключительно важная тема, ранее не представленная в документах, – понятие задачи, решаемой с использованием цифровых информационных моделей на различных стадиях ЖЦ (BIM-задача, BIM Use). В этом СП понятие было введено, а также, собственно, перечислены и кратко описаны большинство типовых задач, решаемых с помощью BIM.

В документе описаны базовые уровни проработки элементов модели по схеме AIA (Level of Development, LOD). Мы решили зафиксировать уже сложившуюся по факту практику работы в российских проектах. Британский вариант с отдельными LOD и LOI, жестко привязанный к их цифровому Плану работ (Digital Plan of Work, DPoW) нам, в отсутствие своего плана ЖЦ, в настоящий момент определить просто не представляется возможным. Хотя, безусловно, этот подход кажется более перспективным при условии дальнейшего развития большой темы цифровизации экономики РФ.

Похожее изображение

В документе также содержатся требования к информационным моделям для разных стадий ЖЦ, включая требования к качеству, правила и рекомендации по моделированию, включая правила разделения моделей, правила обмена данными и именованию файлов, требования к ресурсам проекта и среде общих данных.

СП по описанию компонентов модели (библиотечных объектов)

Данный документ закладывает основы для подготовки компонентов (BIM-объектов) для электронных библиотек/каталогов. Он уже содержит довольно много правил для тех производителей строительных изделий и конструкций, которые планируют переход на новый формат представления своей продукции.

При разработке данного документа возникли проблемы с терминологией совершенно другого рода: аналогичные понятия в программном обеспечении Renga Software, Graphisoft, Autodesk, Bentley называются по-разному. Для соблюдения политкорректности пришлось местами как следует поломать голову, чтобы подобрать (изобрести) русскоязычный термин, который бы правильно отражал суть, но не ущемлял никого из работающих на российском рынке разработчиков ПО.

При том, что различных библиотек с BIM-объектами существует уже довольно много, следует отметить, что тема документов, регламентирующих разработку библиотечных объектов, пока весьма слабо представлена в мире. Разработчиками данного СП были проработаны и проанализированы серия британских BS 8541, Международный BIM Object Standard, разрабатываемый на основе NBS Object Standard для Австралии и Новой Зеландии и ряд менее известных документов.

В итоговом СП помимо общих требований указаны требования к геометрическим параметрам, уровням геометрической проработки и графическому отображению компонентов; требования к уровню атрибутивной проработки и значениям атрибутов; функциональным требованиям, правилам именования компонентов и их атрибутов, а также требования к форматам.

Надо сказать, и здесь пришлось поискать выходы из терминологических ловушек. Ведь казалось бы, во всем мире получили широкое распространение электронные библиотеки компонентов. Их формируют производители изделий, конструкций и оборудования, разработчики ПО, разрабатывают потребителям под заказ сервисные компании и пр. Однако логичное для данной области словосочетание «библиотечный объект» (Library object) оказалось под запретом, поскольку не у всех разработчиков ПО применяется именно такая технология работы.

В ходе разработки данного СП и специально по этой теме собиралось заседание ПК-5 ТК-465 с привлечением производителей строительных изделий и конструкций, а также представителей Росатома. Затем было совещание разработчиков ПО, с участием российских компаний Нанософт, Renga Software, американских Bentley и Autodesk, венгерско-немецкого Graphisoft. Все имели возможность высказать свое мнение в рамках очной дискуссии и прийти к согласию-таки удалось.

Резюмируя свое отношение к финальным версиям документов по двум СП с нашим участием, могу сообщить, что я вполне удовлетворена результатом. Эти документы в высокой степени есть продукт компромисса и согласия разных сторон. Учитывая высокую оценку, которую дали документам уважаемые нами авторитетные эксперты, можно заключить, что начало положено.

…А теперь – о процессе

Возвращаюсь к высказанной ранее мысли о том, что сейчас, в условиях повышенного интереса к BIM интересно исследовать не только технологические, но и многие другие, в частности, социально-психологические аспекты. А для этого в процессе разработки и широкого обсуждения СП набралось огромное количество материала.

СП BIM обсуждения

Рис.2

Обсуждение проходило в строгом соответствии с регламентом. Первые редакции были опубликованы, доступны для рецензий по официальному запросу (см. здесь). Комментарии и предложения собирались на протяжении двух месяцев. Опасения Дениса Ожигина, что проекты документов останутся незамеченными для рынка, оказались необоснованными. Кстати замечу, что, выплеснув на страницы isicad свои вопросы (а их было в статье ровно 79!) и критические замечания, официально в ТК-465 Денис ничего так и не отправил.

Надо сказать, что были и другие примеры. Например, опубликовав в своем блоге по поводу проектов СП весьма эмоциональный пост, один известный блогер затем потрудился и заполнил официальную форму, сформулировав не только свои замечания, но и конкретные предложения, уже в более подобающем обстоятельствам тоне. Уточняю: существующий регламент не предполагает сканирование социальных сетей и различных медиа на предмет сбора замечаний и предложений по находящимся в публичном обсуждении СП. Все желающие быть услышанными должны были следовать описанному регламенту обращения.

Статистика замечаний по Своду Правил

Статистика замечаний по первым редакциям СП следующая:

  • «Информационное моделирование в строительстве. Правила формирования информационной модели объектов на различных стадиях жизненного цикла»:
    подано замечаний – 242, принято – 152.
  • «Информационное моделирование в строительстве. Правила описания компонентов информационной модели»:
    подано замечаний – 180, принято – 55.

Каждое замечание было проанализировано, а каждый комментатор, работавший по официальному каналу, получил от разработчиков ответ.

Присланные замечания можно отнести к следующим двум категориям:

  • замечания по терминам как таковым. Сказалось разница в зрелости промышленных и гражданских проектировщиков и строителей. У первых отсутствовала необходимость формирования подобного глоссария на отраслевом уровне. Много нареканий было по части несогласованности терминов между документами (читай, разными разработчиками). Эти замечания удалось оперативно снять.
  • стиль изложения СП предъявляет определенные требования к формулировкам по части обязательных и рекомендательных положений. Были предложения экспертов, местами даже взаимоисключающие, по обязательности применения той или иной нормы.

По характеру авторов замечания приходили

  • от упомянутых ранее работающих в промышленном проектировании/строительстве. Здесь, как правило, большой опыт, дельные замечания (с учетом области применения), слегка отличающаяся терминология;
  • от передовиков BIM’а в гражданских объектах. Здесь были пожелания включить всего побольше, расширить область по максимуму. Были предложения придать документам ярко выраженный образовательный характер, в большей степени, чем это допустимо в «жанре» СП;
  • просто от профессиональных участников, заметивших шероховатости, ошибки, положения, требующие пересмотра;
  • и наконец, были комментарии, присланные впервые увидевшими подобные документы, и потому разочарованными, поскольку они разошлись с их представлением о BIM как таковом. Ну и попутно адресовавших разработчикам тонны вопросов, не внося никаких предложений.
Благодарности за критику и рекомендации

Мы глубоко признательны всем коллегам, которые продемонстрировали конструктивную критику и дали ценные рекомендации, выделив часы своего драгоценного времени на изучение документов и подготовку предложений.

Используя возможность, от имени авторов СП в этой публикации я хотела бы выразить благодарность некоторым из них:Александр Бойцов, Александр Осипов, Александр Крикун, Дмитрий Звагельский, Дмитрий Пьянников, Максим Нечипоренко, Кирилл Сухачев, Георгий Захаров, Андрей Юршин, Павел Мелькин, Анастасия Пулатова, Алексей Горулёв, Аркадий Калинин, Иван Волощенко.

Помимо заочных обсуждений и переписки с комментаторами, были еще и очные обсуждения. См. фотографии с площадок по обсуждению СП. Регламент требует, чтобы после двух месяцев обсуждения в течение двух недель все замечания были отработаны и учтены во второй редакции. После чего вторые редакции отдаются на чтение и рецензирование отобранным заказчиком экспертам. Именно так все и происходило. Далее рассмотрение на ПК-5 ТК-465, замечания членов подкомитета и приглашенных. Приемка экспертами ФАУ «ФЦС».

Кое-что о реалиях жизни нашего BIM-социума, или как победить в конкурсе без конкурса

В ходе работ по СП и обсуждения проектов документов имел место ряд довольно неприятных моментов, вполне соответствующих духу нашего времени. Не могу не поделиться с читателями своими соображениями по поводу деструктивной активности, развернутой против разработчиков СП со стороны некой организации с довольно громким именем. Называть его не стану.

На протяжении всего периода разработки документов активисты данной организации развернули настоящую травлю разработчиков СП, целенаправленно раскалывая профессиональное сообщество в составе рабочей группы, распространяя в соцсетях и публикуя на своем сайте заведомо ложную информацию. Даже чиновники Минстроя «попали под раздачу». В чем только не обвинялись разработчики: в кулуарном рассмотрении проектов документов, в разработке документов под конкретного вендора ПО, в плагиате у самих себя. Как водится, все без конкретных аргументов, что в наше время фейков и постправды, в общем, и не требуется. Очные обсуждения активисты пытались сорвать, заявляя об отсутствии у мероприятия легитимности.

Картинки по запросу BIM

И если на протяжении нескольких месяцев причина этих агрессивных действий была непонятна, то в декабре все прояснилось. Был опубликован очередной вариант дорожной карты по BIM, разработанной в аппарате Правительства. Там в явном виде и безо всяких конкурсов именно этой организации поручается – цитирую: «Разработка национального стандарта информационного моделирования в процессах проектирования, строительства и эксплуатации объектов капитального строительства, в том числе для сохранения объектов культурного наследия (за исключением автомобильных дорог общего пользования)». Так вот в чем было дело! Вопросов больше нет. Коллеги, вы умеете и так хотите разрабатывать национальный BIM-стандарт, что пролоббировали для себя эту работу через аппарат Правительства, а все текущие работы в этом направлении пытаетесь остановить? Дерзайте! А я-то думала, почему не приходят на конкурс…

Заключение и ответ Денису Ожигину

Завершая эту длинную историю, хочу сделать некоторые выводы.

1. Участие государства может значительно ускорить решение задачи инновационной трансформации строительной отрасли и перевода ее в цифровой формат. Скорость, с которой мы движемся к BIM с 2014 года, пока абсолютно не удовлетворительная.

2. Одно только финансирование разработок нормативных документов не поможет создать соответствующую базу. Это условие необходимое, но недостаточное. Нужно еще «зрелое» профессиональное сообщество, которое должно эти разработки обсуждать и приходить к согласию. Только после этого они могут становиться стандартами и правилами для работы.

3. Не хотела бы упрощать, сводя все к нормативным документам. Есть еще много важных аспектов, которые необходимо проработать для подготовки перехода отрасли на работу по-новому. Однако это не входит в тему данной статьи.

Выскажу несколько соображений в ответ на «крик души» Дениса Ожигина из раздела «Ощущение пустоты» (уже упомянутой статьи).Я согласна с тобой, Денис, что в BIM как и в других областях, необходим системный подход. И выстраивать здание нужно с фундамента, а не с крыши. И да, я тоже завидую исследованиям, которые во множестве проведены и продолжают проводиться в экономиках развитых стран относительно эффективности строительства, масштабов потерь, роли управления информацией и систем автоматизации. И да, нам нужны современные классификаторы всего и вся, а не только сметных нормативов; нужна схема стадий (этапов) ЖЦ; продуманная спецификация LOD с разделением на LOD и LOI. Но приходится признать, что отечественная прикладная строительная наука BIM просто «просмотрела»; никаких наработок, заделов по этой части ранее сделано не было. Только команда «сверху» в 2014 заставила механизм прийти в движение. Но и сегодня, когда мы уже знаем, что именно нужно, донести эту информацию просто некому.

«Повесить» все упущенное и недоделанное за многие годы на нанятых по конкурсу на конкретную работу разработчиков СП не удастся. И не надо на них за это обижаться. Каждый должен делать свою работу. И еще немного «двигать» все это вперед. 

В 2016 году произошли значимые события. Начали работу Рабочая Группа и Экспертный совет Минстроя по вопросам внедрения BIM. Разработаны первые российские СП по BIM, содержащие важнейшие положения информационного моделирования. Разработан законопроект об изменениях в Градкодекс с учетом реализации BIM-проектов. Обсуждение проектов первых нормативных документов положили начало формированию, «дозреванию», консолидации позиции профессионального BIM-сообщества России. А это один из важнейших факторов успеха.

Автор: Марина Король

Источник: http://isicad.ru/

Картинки по запросу BIM