Ядерное оружие Израиля: история и перспективы

Ядерный потенциал Израиля

Вскоре после окончания Второй мировой войны многие промышленно развитые государства включились в «ядерную гонку». В этом праве были ограничены страны, признанные по итогам войны агрессорами и оккупированные военными контингентами государств антигитлеровской коалиции. Первоначально атомная бомба рассматривалась как некое супероружие, предназначенное для ликвидации стратегически важных целей – административных и военно-промышленных центров, крупных военно-морских и авиационных баз. Однако по мере увеличения в арсеналах числа ядерных зарядов и их миниатюризации, ядерное оружие стало рассматриваться как тактическое средство уничтожения техники и живой силы на поле боя.

Картинки по запросу ядерное оружие израиль

Даже один ядерный заряд, применённый в нужное время и в нужном месте, позволял сорвать наступление многократно превосходящих вражеских армий или наоборот способствовать прорыву глубоко эшелонированной обороны противника. Также активно велись работы по созданию «специальных» боеголовок для торпед, глубинных бомб, противокорабельных и зенитных ракет. Достаточно высокая мощность тактических ядерных зарядов позволяла при минимальном количестве носителей решать задачи по уничтожению целых эскадр боевых кораблей и авиационных групп. При этом можно было использовать относительно простые системы наведения, низкая точность которых компенсировалась значительной зоной поражения.

С самого момента своего основания государство Израиль находилось во враждебном окружении и было вынуждено тратить значительные ресурсы на оборону. Израильское руководство внимательно отслеживало общемировые тенденции в области развития средств вооруженной борьбы и не могло игнорировать всё возрастающей роли ядерного оружия. Инициатором израильской ядерной программы являлся основатель еврейского государства премьер-министр Давид Бен-Гурион. После окончания арабо-израильской войны 1948 года, в которой Израилю противостояли египетская и иорданская армии, Бен-Гурион пришёл к выводу, что в условиях многократного численного превосходства арабских сил гарантировать выживание страны способна только атомная бомба. Она будет страховкой в том случае, если Израиль больше не сможет конкурировать с арабами в гонке вооружений, и может стать оружием «крайнего случая» в чрезвычайной ситуации. Бен-Гурион надеялся, что сам факт наличия ядерной бомбы в Израиле будет способно убедить правительства враждебных стран отказаться от нападения, что в свою очередь приведёт к миру в регионе. Правительство Израиля исходило из того, что поражение в войне приведёт к физической ликвидацию еврейского государства.

По всей видимости, первая подробная техническая информация относительно расщепляющихся материалов и технологии создания атомной бомбы была получена от приехавшего из Франции физика Моше Сурдина. Уже в 1952 году состоялось официальное создание Израильской атомной энергетической комиссии, на которую была возложена ответственность по формированию научного и технического потенциала, необходимого для создания атомной бомбы. Во главе комиссии встал выдающийся учёный-физик Эрнст Давид Бергман, переселившийся в Палестину после прихода к власти Гитлера. Когда была провозглашена независимость Израиля, он основал и возглавил научно-исследовательскую службу ЦАХАЛ. Став во главе ядерных исследований, Бергман принял решительные меры для развертывания не только научной, но и конструкторской работы.

Однако в 50-е годы Израиль являлся очень бедной страной, чьи материальные и финансовые ресурсы, научные, технологические и промышленные возможности были очень ограниченными. К моменту начала исследований в еврейском государстве не было ядерного горючего и большей части необходимых приборов и агрегатов. В имеющихся условиях создать самостоятельно атомную бомбу в обозримом будущем было невозможно, и израильтяне продемонстрировали чудеса ловкости и изворотливости, действуя не всегда легитимными методами даже в отношении своих союзников.

Первый исследовательский ядерный реактор мощностью 5 МВт в 1955 году был смонтирован неподалёку от Тель-Авива в поселении Нагаль Сорек. Реактор удалось получить от США в рамках объявленной президентом США Дуайтом Эйзенхауэром программы «Атом для мира». Этот маломощный реактор не мог нарабатывать оружейный плутоний в значимых количествах, и главным образом использовался для подготовки специалистов и отработки методов обращения с радиоактивными материалами, что в дальнейшем пригодилось при развертывании масштабных исследований. Однако несмотря на настойчивые просьбы американцы отказались предоставлять ядерное топливо и оборудование, которое могло бы быть использовано в атомной оружейной программе, и во второй половине 50-х главным источником получения материалов и ядерных технологий стала Франция.

После того как президент Египта Гамаль Абдель Насер заблокировал судоходство по Суэцкому каналу, французы надеялись, что ЦАХАЛ сможет изгнать египтян из Синая и открыть канал. В связи с этим с 1956 года Франция начала осуществлять масштабные поставки техники и вооружения в Израиль. Представителям израильской военной разведки АМАН удалось договориться о ядерных компенсациях Израилю за его участие в войне. Хотя израильские войска за 4 дня оккупировали Синайский полуостров и вышли к каналу, своей цели французы и англичане не добились и в марте 1957 года израильтяне также оставили Синай. Однако французы соблюли договорённость, и в октябре 1957 года было заключено соглашение о поставке 28 МВт реактора с замедлителем нейтронов на тяжелой воде и технической документации. После того как работы вступили в фазу практической реализации, в Израиле была создана новая «ядерная» спецслужба, в задачи которой входило обеспечение полной конфиденциальности ядерной программы и снабжение ее разведданными. По главе службы, получившей название «Бюро специальных задач», стал Беньямин Бламберг. Возведение реактора началось в пустыне Негев, неподалёку от города Димона. Одновременно с этим в рамках кампании дезинформации был пущен слух о сооружении здесь крупного текстильного предприятия. Однако скрыть истинную цель работ не удалось, и это вызвало серьёзный международный резонанс. Огласка привела к задержке запуска реактора, и лишь только после того как Бен-Гурион в ходе личной встречи с Шарлем де Голлем заверил его, что реактор будет нести лишь функции энергоснабжения, а наработка в нем оружейного плутония не предусматривается, была осуществлена поставка последней партии оборудования и топливных элементов.

Полученный от Франции реактор EL-102 в течение года мог наработать около 3 кг оружейного плутония, что было достаточно для производства одного ядерного заряда имплозивного типа мощностью примерно 18 кт. Конечно, такие объёмы ядерного материала не могли удовлетворить израильтян, и они предприняли шаги по модернизации реактора. Ценой немалых усилий израильской разведке удалось договориться с французской фирмой «Сен-Гобен» о поставке технической документации и оборудования, необходимых для увеличения объёмов выработки плутония. Так как для модернизированного реактора требовалось дополнительное ядерное топливо и оборудование для его обогащения, израильская разведка успешно провернула ряд операций, в ходе которых всё необходимое было добыто.

Основным источником сложного технологического оборудования и изделий специального назначения стали США. Дабы не вызывать подозрений, различные комплектующие заказывались у разных производителей по частям. Однако иногда израильская разведка действовала весьма экстремально. Так, агенты ФБР выявили недостачу на складах корпорации «МУМЕК», расположенной в г. Аполло (шт. Пенсильвания) и снабжавшей ядерным топливом американские АЭС около 300 кг обогащённого урана. В ходе расследования выяснилось, что известный американский физик, доктор Соломон Шапиро, являвшийся владельцем корпорации, вступив в контакт с представителем «Бюро специальных задач» Аврахамом Хермони, переправил уран в Израиль. В ноябре 1965 года на борт израильского сухогруза в море нелегально было перегружено 200 т природного урана, добытого в Конго. Одновременно с доставкой урана в Норвегии удалось закупить 21 т тяжелой воды. В начале 80-х в США разразился скандал, когда стало известно, что владелец корпорации «Милко» (шт. Калифорния) нелегально продал 10 криотонов, электронных устройств, которые применяются в детонаторах ядерных боеприпасов.

На протяжении многих лет Израиль в ядерной сфере тайно сотрудничал с ЮАР. В 60-70-е годы Южно-Африканская республика интенсивно создавала собственную ядерную бомбу. В отличие от Израиля, природного сырья в этой стране было предостаточно. Между странами получился вполне взаимовыгодный обмен: уран на технологию, оборудование и специалистов. Забегая вперёд, можно сказать, что результатом этого взаимовыгодного сотрудничества стала серия мощных световых всплесков, зафиксированная американским спутником Vela 6911 22 сентября 1979 года в Южной Атлантике, вблизи островов Принс-Эдуард. Широко распространено мнение о том, что это было испытание израильского ядерного заряда мощностью до 5 кт, возможно, проведённое совместно с ЮАР.

Первые сообщения о том, что Израиль начал производство ядерного оружия, появились в отчете ЦРУ в начале 1968 года. По американским оценкам, в 1967 году могло быть собрано три атомных бомбы. В сентябре 1969 года в Белом доме состоялась встреча между президентом США Ричардом Никсоном и премьер-министром Израиля Голдой Меир. Неизвестно о чём стороны договорились во время этой встречи, но вот что сказал госсекретарь Генри Киссинжер в более поздней беседе с президентом:

«В ходе ваших частных бесед с Голдой Меир вы подчеркнули, что нашей главной задачей было, чтобы Израиль не делал видимого введения ядерного оружия и не осуществлял программы ядерных испытаний».

Фактически переговоры между Голдой Меир и Ричардом Никсоном закрепили положение, которое соблюдается до сих пор. Политикой Израиля в части ядерного оружия стало непризнание его наличия и отсутствие каких-либо публичных шагов по его демонстрации. В свою очередь Соединенные Штаты делают вид, что не замечают израильского ядерного потенциала. Относительно американо-израильских отношений в области ядерных вооружений очень точно выразился Исполнительный директор Вашингтонского института ближневосточной политики Роберт Сэтлоф:

«По существу сделка заключалась в том, чтобы Израиль хранил своё ядерное сдерживание глубоко в подвале, а Вашингтон держал свою критику запертой в шкафу».

Так или иначе, но Израиль не подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, хотя израильские официальные лица никогда не подтверждали его наличия. При этом некоторые заявления можно трактовать как угодно. Так, четвёртый президент Израиля Эфраим Кацир (1973—1978 гг) выразился весьма загадочно:

“Мы не будем первыми, кто применит ядерное оружие, но мы также не будем и вторыми”.

Сомнения относительно наличия в Израиле ядерного потенциала окончательно развеялись после того как в 1985 году беглый техник израильского ядерного центра «Мошон-2» Мордехай Вануну передал английской газете Тhе Sunday Тimes более 60 фотографий и сделал ряд устных заявлений. Согласно информации, озвученной Вануну, израильтяне довели мощность французского реактора в Димоне до 150 МВт. Это позволило обеспечить наработку оружейного плутония в количестве, достаточном для производства не менее 10 ядерных боеприпасов ежегодно. Установка для переработки облучённого топлива была построена в ядерном центре в Димоне при содействии французских фирм в начале 60-х. На ней можно получать от 15 до 40 кг плутония в год. Согласно экспертным оценкам общий объём произведённых до 2003 года в Израиле делящихся материалов, пригодных для создания ядерных зарядов, превышает 500 кг. По данным Вануну, ядерный центр в Димоне включает не только завод «Мошон-2» и собственно реакторный комплекс «Мошон-1». Здесь также находятся объект «Мошон-3» по производству дейтерида лития, который используется для производства термоядерных зарядов и центр «Мошон-4» по обработке радиоактивных отходов, поступающих с завода «Мошон-2», научно-исследовательские комплексы по центрифужному и лазерному обогащению урана «Мошон-8» и «Мошон-9», а также завод «Мошон-10», где производятся заготовки из обедненного урана для изготовления сердечников 120-мм танковых бронебойных снарядов.

Ядерный центр в Димоне

Изучив снимки, авторитетные эксперты подтвердили, что они подлинные. Косвенным подтверждением того, что Вануну сказал правду, стала операция, проведённая израильскими спецслужбами в Италии, в результате которой он был похищен и тайно вывезен в Израиль. За «предательство и шпионаж» Мордехая Вануну приговорили к 18 годам заключения, из которых 11 лет он провёл в строгой изоляции. После отбытия полного срока Вануну был освобожден в апреле 2004 года. Однако ему до сих пор нельзя покидать территорию Израиля, посещать иностранные посольства, и он обязан докладывать о запланированных передвижениях. Мордехаю Вануну запрещено пользоваться Интернетом и мобильной связью, а также общаться с зарубежными журналистами.

На основании информации, преданной огласке, Мордехаем Вануну и оценкам физиков-ядерщиков, американскими экспертами было сделано заключение, что с момента первой выгрузки плутония из ядерного реактора в Димоне было получено количество расщепляющихся материалов, достаточное для производства более 200 ядерных зарядов. К началу Войны Судного дня в 1973 году в распоряжении израильских военных могло быть 15 ядерных боеголовок, в 1982 году — 35, к началу антииракской компании в 1991 году — 55, в 2003 году — 80, а в 2004 году производство ядерных боезарядов было заморожено. Согласно данным СВР РФ, Израиль мог потенциально произвести в период с 1970—1980 год до 20 ядерных боезарядов, а к 1993 году — от 100 до 200 боезарядов. По мнению бывшего президента США Джимми Картера, высказанному в мае 2008 года, их количество составляет «150 или более». В современных западных публикациях, касающихся ядерного оружия, имеющегося в еврейском государстве, чаще всего ссылаются на данные, опубликованные в 2013 году в британском профильном издании «Бюллетень ядерных исследований». В нём эксперты в области ядерных вооружений Ханс Кристенсен и Роберт Норрис утверждают, что Израиль имеет в своем распоряжении около 80 ядерных боезарядов, располагая при этом расщепляющимися материалами, необходимыми для производства от 115 до 190 боеголовок.

В настоящее время зависимость Израиля от поставок урана из-за границы полностью преодолена. Все потребности ядерного оружейного комплекса удовлетворяются за счёт извлечения радиоактивного сырья в ходе переработки фосфатов. Согласно данным, опубликованным в открытом докладе СВР РФ, соединения урана могут выделяться на трёх предприятиях по производству фосфорной кислоты и удобрений в качестве сопутствующего продукта в объеме до 100 т в год. Израильтяне еще в 1974 году запатентовали метод лазерного обогащения, а в 1978 году был применён еще более экономичный способ разделения изотопов урана, основанный на различии их магнитных свойств. Имеющиеся запасы урана при сохранении современных темпов добычи в Израиле достаточны для удовлетворения собственных нужд и даже экспорта примерно в течение 200 лет.

Cпутникoвый снимoк Gооglе Еarth: ядерный центр в Димоне

Согласно данным, опубликованным в открытых источниках, на территории еврейского государства имеются следующие ядерные объекты:

  • Нахаль Сорек — центр научно-конструкторской разработки ядерных боеголовок. Здесь же находится исследовательский ядерный реактор американского производства.
  • Димона — завод по наработке оружейного плутония.
  • Йодефат — объект по сборке и демонтажу ядерных боеголовок.
  • Кефар Зекхарья — ядерная ракетная база и склад ядерного оружия.
  • Эйлабан — склад тактических ядерных боеголовок.
Бетонный саркофаг над реактором в Нахаль Сорек

Израильтяне с самого начала постройки своих ядерных объектов уделяли много внимания их защите. Согласно данным, опубликованным в иностранных источниках, часть сооружений упрятана под землю. Многие важные части израильского ядерного комплекса защищены бетонными саркофагами, способными выдержать попадание авиационной бомбы. Кроме того, на ядерных объектах реализуются беспрецедентные даже по израильским меркам меры безопасности и жесточайший режим секретности. Авиационные и ракетные удары должны отразить батареи ЗРК «Пэтриот» и системы ПРО «Железный купол», «Хец-2/3» и «Праща Давида». В непосредственной близости от центра ядерных исследований в Димоне на горе Керен размещена РЛС американского производства AN/TPY-2, предназначенная для фиксации пусков баллистических ракет на дальности до 1000 км при угле сканирования места 10-60°. Данная станция обладает хорошей разрешающей способностью и способна выделять цели на фоне обломков ранее уничтоженных ракет и отделившихся ступеней. В этом же районе имеется позиция РЛС, размещённая на аэростате системы JLENS.

Антенна радиолокатора и оптоэлектронная аппаратура поднимаются привязным аэростатом на высоту нескольких сот метров. Средства обнаружения системы JLENS позволяют осуществлять раннее предупреждение о приближении самолетов и крылатых ракет противника задолго до их обнаружения наземными радиолокационными станциями и даёт возможность существенно расширить зону контроля в районе ядерного центра.

С учётом технологического уровня израильской промышленности, можно с уверенностью утверждать, что массогабаритные характеристики и коэффициент технической надёжности собранных в Израиле ядерных зарядов находятся на достаточно высоком уровне. Слабым местом израильской ядерной программы является невозможность проведения ядерных испытаний. Однако можно предположить, что с учётом тесных американо-израильских связей в области обороны израильские ядерные боеголовки могли испытываться на американском полигоне в Неваде, где эти взрывы выдали за американские испытания. Подобные прецеденты в США уже были, с начала 60-х там испытывались все британские ядерные заряды. В настоящее время накопленный за десятилетия опыт и высокая производительность современных суперкомпьютеров позволяют создавать реалистичные математические модели ядерных и термоядерных боеголовок, что в свою очередь позволяет обходиться без подрыва ядерного заряда на полигоне.

Фронтовой бомбардировщик SO-4050 Vautour II ВВС Израиля

Первыми носителями израильских ядерных бомб, по всей видимости, были фронтовые бомбардировщики французского производства SO-4050 Vautour II. В начале 70-х их сменили специально модифицированные истребители-бомбардировщики американского производства F-4Е Phantom II. Согласно американским данным каждый самолёт мог нести одну ядерную бомбу мощностью 18-20 кт. В современном понимании это был типичный носитель тактического ядерного боеприпаса, который, впрочем, исходя из ситуации, сложившейся на Ближнем востоке в 70-80-е годы, имел для Израиля стратегическое значение. Израильские «Фантомы» были оснащены системами дозаправки в воздухе и могли доставить свой груз в столицы близлежащих арабских стран. При том, что уровень подготовки израильских пилотов всегда был достаточно высок, в «ядерной» эскадрилье служили лучшие из лучших.

Звено израильских истребителей-бомбардировщиков F-4E

Однако командование Армии обороны Израиля прекрасно отдавало себе отчёт, что пилоты «Фантомов» не могут гарантировать близкой к 100% вероятности доставки атомных бомб к намеченным целям. С середины 60-х годов арабские страны во всё возрастающих объемах получали советские системы ПВО и мастерства экипажей могло не хватить, чтобы уклонится от многочисленных зенитных ракет различных типов. Этого недостатка были лишены баллистические ракеты, но их создание требовало значительного времени и поэтому тактические ракеты были заказаны во Франции.

В 1962 году израильское правительство обратилось с просьбой создать баллистическую ракету малой дальности. После чего компания Dassault начала работы по созданию жидкостной ракеты MD 620 с дальностью пуска до 500 км.

Испытательный пуск баллистической ракеты MD 620

Первый испытательный пуск жидкостной одноступенчатой ракеты (окислитель тетраоксид азота и топливо гептил) состоялся на французском полигоне «Иль-дю-Левант» 1 февраля 1965 года, а 16 марта 1966 года стартовала ракета с дополнительной твердотопливной ступенью. Всего до конца сентября 1968 года было осуществлено шестнадцать испытательных пусков, десять из них признаны успешными. Согласно французским данным ракета с максимальной стартовой массой 6700 кг и длиной 13,4 м могла доставить 500 кг боеголовку на дальность 500 км. В 1969 году Франция ввела в отношении Израиля оружейное эмбарго, однако к тому моменту компания «Дассо» уже поставила Израилю 14 полностью готовых ракет, а также передала большую часть технической документации. Дальнейшая работа по программе осуществлялась израильским авиастроительным концерном IAI при участии компании «Рафаэль». Разработкой системы наведения занимался Институт имени Вейцмана. Израильский вариант MD 620 получил обозначение «Иерихон-1». Серийное производство израильских баллистических ракет началось в 1971 году с темпом выпуска до 6 единиц в месяц. В общей сложности было построено более 100 ракет. Испытательные пуски израильских БР производились на полигоне в ЮАР.

В 1975 году первая ракетная эскадрилья приступила к несению боевого дежурства. В целом ракета «Иерихон-1» соответствовала французскому прототипу, но для увеличения надёжности дальность пуска была ограничена величиной 480 км, а масса боеголовки не превышала 450 кг. Инерциальная система наведения с управлением от бортового цифрового вычислителя обеспечивала отклонение от точки прицеливания до 1 км. Большинство экспертов в области ракетной техники сходятся во мнении, что первые израильские БР по причине невысокой точности оснащались ядерными или боевыми частями, снаряженными отравляющими веществами. Развертывание баллистических ракет осуществлялось в горном районе Хирбат Захариан к западу от Иерусалима. «Иерихоны» размещались в подземных бункерах, спроектированных и построенных государственной гидростроительной компанией «Тахал», и перевозились на колесных полуприцепах. Эксплуатация БР «Иерихон-1» продолжалась до середины 90-х. Они состояли на вооружении 2-го авиакрыла «Канаф-2», приписанного к авиабазе «Сдот Миха».

В 1973 году Израиль предпринял попытку купить в США твердотопливные БР MGM-31A Pershing с дальностью пуска до 740 км, но получил отказ. В качестве компенсации американцы предложили тактические ракеты MGM-52 Lance с дальность пуска до 120 км.

Буксируемая пусковая установка тактического ракетного комплекса MGM-52 Lance

Израильтяне разработали для «Лэнс» боевую часть, снаряженную осколочными суббоеприпасами. Такие ракеты главным образом предназначались для уничтожения зенитно-ракетных комплексов и радиолокаторов. Впрочем, не приходится сомневаться, что часть израильских мобильных тактических комплексов MGM-31A оснащалась ракетами со «специальными» боевыми частями.

175-мм самоходное орудие М107 в музее бронетехники в Латруне

Ряд экспертов пишет о том, что 175-мм дальнобойные самоходные орудия М107 американского производства, поставленные Израилю в количестве 140 единиц, и 203-мм САУ M110, которых было получено 36 единиц, могли иметь в боекомплекте ядерные снаряды. Некоторое количество 175-мм и 203-мм самоходных орудий имелось на хранении в 21 веке.

После того как Израилю было отказано в поставке американских баллистических ракет, во второй половине 70-х началась собственная разработка новой баллистической ракеты средней дальности «Иерихон-2». Двухступенчатая твердотопливная ракета с предполагаемой стартовой массой 26 000 кг и длиной 15 м, по мнению экспертов, способна доставить 1000 кг боеголовку на дальность около 1500 км. В 1989 году состоялся успешный испытательный запуск «Иерихон-2» с полигона в Южной Африке. Власти ЮАР заявляли о том, что это была ракета-носитель Arniston, запущенная по баллистической траектории над Индийским океаном. Однако эксперты ЦРУ в своём докладе указали, что ракета была израильского происхождения. Второе ракетное испытание в ЮАР состоялось в ноябре 1990 года. В ходе успешных пусков удалось продемонстрировать дальность полёта более 1400 км. Однако в 1990 году правительство ЮАР подписало Договор о нераспространении ядерного оружия, и сотрудничество с Израилем в области создания баллистических ракет было прекращено.

Согласно данным, опубликованным Фондом Карнеги, за международный мир (CEIP) постановка «Иерихон-2» на боевое дежурство произошла в период с 1989 по 1993 год. Указывается, что ракета может запускаться с шахтных пусковых установок и мобильных платформ. В ряде источников говорится, что баллистическая ракета средней дальности «Иерихон-2Б» оснащена радиолокационной системой наведения, что существенно повышает точность попадания. По экспертным оценкам в Израиле может иметься приблизительно 50 БРСД «Иерихон-2». Ожидается, что они останутся на боевом дежурстве до 2023 года.

Запуск ракеты-носителя «Шавит»

На базе БРСД «Иерихон-2» путём добавления ещё одной ступени создана ракета-носитель «Шавит». Первый её старт состоялся с израильского ракетного полигона «Пальмахим» 19 сентября 1988 года. В результате успешного старта на околоземную орбиту был выведен экспериментальный спутник «Офек-1». В дальнейшем с территории авиабазы «Пальмахим» стартовало 11 ракет-носителей семейства «Шавит», из них 8 запусков признали успешными. С учетом географического положения Израиля запуски производится в западном направлении. Это снижает полезный вес выводимой в космос нагрузки, но позволяет избежать падения отработанных ступеней на территорию сопредельных государств. Помимо запуска космических аппаратов, авиабаза «Пальмахим» является местом испытаний израильских баллистических и зенитных ракет.

В 2008 году появилась информация о создании трёхступенчатой баллистической ракеты «Иерихон-3». Принято считать, что в конструкции новой ракеты используются элементы, отработанные ранее в поздних вариантах РН «Шавит». Так как всё, что касается «Иерихон-3», покрыто завесой секретности, её точные характеристики не известны. Согласно данным, которые не были официально подтверждены, стартовый вес ракеты составляет 29-30 т, длина – 15,5 м. Масса полезной нагрузки – от 350 кг до 1,3 т.

Испытательный запуск МБР «Иерихон-3»

17 января 2008 года был с ракетного полигона «Пальмахим» стартовала ракета, пролетевшая 4 000 км. Следующие испытания состоялись 2 ноября 2011 года и 12 июля 2013 года. По данным иностранных СМИ, в случае оснащения ракеты боевой частью массой 350 кг данная ракета может поражать цели на расстоянии более 11 500 км. Таким образом «Иерихон-3» можно считать межконтинентальной баллистической ракетой.

В настоящее время в ракетных эскадрильях Армии обороны Израиля может иметься полтора десятка МБР. По всей видимости, основная часть израильских баллистических ракет сконцентрирована на авиабазе «Сдот-Миха», которая расположена в Иерусалимском округе, рядом с городом Бейт-Шемеш. На авиабазе площадью 16 км² базируются три ракетные эскадрильи, вооруженные БРСД «Иерихон-2» и МБР «Иерихон-3». Большая часть ракет укрыта в подземных хранилищах. В случае получения приказа о нанесении удара, ракеты должны быть оперативно доставлены на буксируемых пусковых установках на стартовые площадки, находящиеся в непосредственной близости от места хранения. Военные наблюдатели отмечают, что в зоне поражения израильских ракет находятся столицы не только всех арабских стран и Ирана, но и государства, не имеющие каких-либо противоречий с Израилем.

Помимо развития своей ракетной программы, Израиль непрерывно совершенствует и другие средства доставки ядерных боеприпасов. В 1998 году ВВС Израиля получили первые многофункциональные истребители F-15I Ra’am. Этот самолет является улучшенной версией американского истребителя бомбардировщика F-15E Strike Eagle и в основном предназначен для нанесения ударов по наземным целям.

Истребитель-бомбардировщик F-15I Ra’am

По данным Flightglobal, все 25 самолётов этого типа на постоянной основе базируются на авиабазе «Тель-Ноф». Иностранные военные эксперты сходятся во мнении, что именно F-15I являются основными носителями израильских свободнопадающих атомных бомб. С учётом того, что эти самолёты имеют боевой радиус, более 1200 км и оснащены достаточно продвинутой аппаратурой РЭБ, вероятность выполнения ими боевой задачи достаточно высока. Впрочем, для доставки ядерного оружия могут быть также использованы истребители F-16I Sufa. Данная модель является серьёзно модернизированным вариантом американского F-16D Block 50/52 Fighting Falcon.

Крылатая ракета «Далила» под крылом истребителя F-16I

Помимо свободнопадающих бомб израильские боевые самолёты способны нести крылатые ракеты «Далила» с дальностью пуска в базовом варианте 250 км. Ракета комплектуется боевой частью массой 30 кг, что теоретически позволяет разместить малогабаритный ядерный заряд. Турбореактивная «Далила» имеет длину 3,3 м, стартовый вес 250 кг и летит почти со скоростью звука.

Командование ВВС Израиля в будущем намерено заменить устаревающие F-16 и F-15 истребителями нового поколения F-35A Lightning II. В октябре 2010 года израильские представители заключили контракт на поставку первой партии из 20 истребителей F-35 общей стоимостью $ 2,75 млрд. долларов. От американской стороны было получено согласие относительно установки на самолёты собственного электронного оборудования и вооружения. При этом США поставили условие, что если Израиль увеличит количество приобретаемых F-35, то ему будет позволено больше вносить собственных изменений в электронную начинку и системы вооружения. Таким образом, американцы фактически санкционировали создание израильской модификации, получившей обозначение F-35I Adir. В рамках плана закупки вооружений планировалось приобретение ещё как минимум 20 истребителей, с тем, чтобы довести их количество в 2020 году до 40 единиц. В настоящее время компания Israel Aerospace Industries в рамках контракта с Lockheed Martin выпускает элементы крыла, а израильская компания Elbit Systems и американская Rockwell Collins совместно производят аппаратуру управления вооружением.

Истребители-бомбардировщики F-35I Adir

Первые F-35I прибыли на авиабазу «Неватим» 12 декабря 2016 года. 29 марта 2018 года СМИ сообщили, что два израильских F-35 I совершали разведывательный полет над Ираном, пролетев через сирийское воздушное пространство. 22 мая 2018 года командующий ВВС Израиля генерал-майор Амикам Норкин заявил, что ЦАХАЛ является первой в мире армией, использовавшей для атаки самолеты F-35, и что эти истребители-бомбардировщики уже дважды использовались для ударов по объектам на Ближнем Востоке. Есть все основания полагать, что по мере ввода в строй новых F-35I, освоения их лётным и техническим составом, выявления и устранения «детских болячек», на новые истребители-бомбардировщики с элементами низкой радиолокационной заметности, помимо прочего, будет возложена задача доставки авиационных ядерных боеприпасов.

В 90-е годы Израиль заказал в ФРГ строительство ДЭПЛ «Дольфин». Лодки, предназначенные для ВМС Израиля, имеют много общего с немецкими Тип 212. Стоимость одной израильской ДЭПЛ превышает $ 700 млн. Две первые субмарины были построены за счёт бюджета Германии и переданы Израилю бесплатно в качестве возврата исторического долга за Холокост. При оформлении заказа на третью лодку стороны договорились о том, что затраты будут поделены между ФРГ и Израилем в равных долях. В 2006 году был подписан контракт общей стоимостью $1,4 млрд, согласно которому Израиль финансирует две трети стоимости постройки четвертой и пятой ДЭПЛ, треть оплачивает Германия. В конце декабря 2011 года стало известно о заключении контракта на поставку шестой ДЭПЛ типа «Дольфин».

ДЭПЛ «Дольфин»

Головная лодка имеет длину 56,3 м и подводное водоизмещение 1840 тонн. Максимальная скорость хода под водой составляет 20 узлов, рабочая глубина погружения – 200 м, предельная – до 350 м. Автономность – 50 суток, дальность плавания – 8 000 миль. Лодки, полученные в 2012—2013 годах, строились по усовершенствованному проекту. Они стали длинней примерно на 10 м, оснащены более мощным вооружением и обладают большей автономностью. Каждая подводная лодка класса «Дольфин» способна нести в общей сложности до 16 торпед и крылатых ракет.

В настоящее время в ВМС Израиля имеется 5 подводных лодок. Все они базируются в военно-морской базе Хайфа. В западной части порта в 2007 году для флотилии подводных лодок началось возведение отдельного места базирования, изолированного от пирсов, где швартуются надводные корабли. Одновременно с пирсами и волноломами подводники получили в своё распоряжение развитую инфраструктуру для ремонта и обслуживания.

Судя по спутниковым снимкам, имеющимся в открытом доступе, израильские подводные лодки достаточно интенсивно эксплуатируются. Из пяти ДЭПЛ как минимум одна постоянно находится в море. Отчасти это связано с тем, что ДЭПЛ типа «Дольфин» несут боевое патрулирование с ядерным оружием на борту. Имеется информация о наличии в составе вооружения израильских субмарин крылатых ракет «Попай Турбо» с ядерными боеголовками.

Модель крылатой ракеты «Попай Турбо»

В открытых источниках имеется очень немного данных относительно характеристик КР «Попай Турбо». Сообщается, что эти ракеты с дальностью пуска до 1500 км могут нести боевую часть массой 200 кг. Диаметр ракеты 520 мм, а длина немногим более 6 м, что позволяет запускать их из торпедных аппаратов. Первое испытание ракеты «Попай Турбо» с реальным пуском в водах Индийского океана состоялось примерно 15 лет назад. Кроме того, имеется информация, что из торпедных аппаратов израильских подводных лодок можно запускать морской вариант крылатой ракеты «Далила». Конечно, крылатые ракеты по скорости полёта и возможности их перехвата существенно уступают баллистическим ракетам подводных лодок. Однако для государств, являющихся наиболее вероятными противниками Израиля, крылатые ракеты с ядерными боеголовками являются достаточно сильным сдерживающим фактором.

Таким образом, можно констатировать, что хотя наличие ядерного потенциала никогда не было официально подтверждено, в Армии обороны Израиля сформирована ядерная триада, в которой имеются авиационная, наземная и морская составляющие. По мнению экспертов, израильский ядерный арсенал в количественном отношении близок к британскому. Однако отличие состоит в том, что основная часть израильских ядерных зарядов предназначена для тактических носителей, которые в случае использования против потенциальных соперников Израиля на Ближнем Востоке могут решать стратегические задачи. В данный момент научно-технический потенциал еврейского государства в случае необходимости позволяет за достаточно короткий временной период развернуть мощную группировку межконтинентальных баллистических ракет, способных поразить цель в любой точке мира. И хотя имеющегося количества израильских ядерных и термоядерных боеголовок считается достаточным для нанесения неприемлемого ущерба любому потенциальному агрессору, их число в течение десятилетия может быть увеличено в несколько раз. В то же время официальной политикой руководства Израиля считается недопущение обладания атомными технологиями стран, которые проводят враждебную политику в отношении еврейского народа. Такая политика практически реализовывалась в том, что ВВС Израиля вопреки нормам международного права в прошлом наносили удары по ядерным объектам на территории Ирака и Сирии.

Источник: https://topwar.ru/
Автор: Линник Сергей

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, поделитесь с друзьями и заглядывайте по рекламным ссылкам!