История средств борьбы с танками в армии США. Часть 1

Картинки по запросу гранатомет М1А1Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела. Для борьбы с бронетехникой кроме полевых орудий предусматривалось использовать старые 37-мм штурмовые пехотные пушки M1916, созданные изначально для артиллерийской поддержки наступающей пехоты, уничтожения огневых точек и разрушения лёгких укреплений. Это орудие является американской версией французской 37-мм траншейной пушки Пюто, созданной во время Первой мировой для борьбы с пулемётными гнёздами и полевыми укреплениями. Орудие весило немногим более 100 кг и могло переноситься в отдельных вьюках: качающаяся часть – 40 кг, станок – 40 кг, прочие части – 28 кг.

Картинки по запросу гранатомет М1А1

Эффективный огонь по амбразурам ДОТов обеспечивался на дальности до 1200 м. Боевая скорострельность – до 15 выстр/мин. Сплошной тупоголовый бронебойный снаряд массой 560 г покидал ствол с начальной скоростью 400 м/с, и на не большой дальности мог пробить более 50 см утрамбованного грунта, засыпанного между деревянными дюймовыми досками.

Противотанковые средства американской пехоты (часть 1)
Пехотное 37-мм орудие М1916

Характеристики бронебойного снаряда по стальному броневому листу неизвестны, можно предположить, что на дистанции 200 м ему «по зубам» была 15 мм броня. Но в любом случае в 30-х годах прошлого столетия 37-мм пехотная пушка являлась безнадёжно устаревшим образцом, неспособным противостоять перспективным танкам.

До 1940 года на вооружении противотанковых рот пехотных полков имелись только крупнокалиберные 12,7-мм пулемёты Browning M2НВ. Пехотная модификация пулемёта с воздушным охлаждением и треножным станком была принята на вооружение в 1933 году. С учётом того, что в 30-е годы в вооруженных силах большинства государств преобладали лёгкие танки, крупнокалиберный пулемет Браунинга мог считаться достаточно эффективным оружием. Характеристики боеприпаса .50 BMG (12,7×99-мм) позволяли на дистанциях 20-300 м пробивать лобовую броню лёгких танков. Так, пуля М1 массой 48,6 г с сердечником из закаленной углеродистой стали, принятая на вооружение в 1931 году, имела начальную скорость 810 м/с, и на дистанции 250 м по нормали могла пробить 20 мм бронелист. При стрельбе со 100 м бронепробиваемость увеличивалась до 25 мм. Стоит напомнить, что толщина лобовой брони «экспортного» британского лёгкого танка Vickers Mk E (также известного как «Виккерс шеститонный») и созданных на его базе советского Т-26 и польского 7TP не превышала 16 мм.

12,7-мм пулемёт Browning M2НВ на огневой позиции

Крупнокалиберный пулемёт Браунинга оказался очень удачным и универсальным средством борьбы с лёгкой бронетехникой, также он мог с успехом применяться против живой силы противника на больших дистанциях, подавлять огневые точки и использоваться в войсковой ПВО. Однако при массе тела пулемёта 38,2 кг и станка, весившего более 20 кг, оружие даже в разобранном виде было достаточно обременительно переносить на значительные расстояния.

В конце 30-х годов была предпринята попытка создать на базе пулемета Browning M2НВ лёгкое противотанковое оружие батальонного и ротного звена. Таким способом в США попытались устранить главный недостаток пулемёта – чрезмерный для пехотного оружия вес. Противотанковое ружьё унаследовало принцип работы автоматики за счёт отдачи с коротким ходом ствола оружия. Запирание канала ствола осуществлялось клином, который передвигается в вертикальной плоскости в зависимости от положения ствола оружия. Для снижения отдачи противотанковое ружьё получило подпружиненный приклад. Огонь велся с опорой на сошку. Основная часть деталей оружия была без изменений взята от пулемёта, что в свою очередь отрицательно сказалось на массе.

Для управления огнём использовалась рукоятка пистолетного типа, огонь можно было вести только одиночными выстрелами. Питание оружия осуществлялось при помощи стандартной пулемётной ленты. Наводка производилась через диоптрический прицел. Масса без патронов составляла 34 кг – то есть 12,7-мм противотанковое полуавтоматическое ружьё весило примерно столько же, как пулемёт M2НВ без станка. По сути, это был крупнокалиберный пулемёт на сошках, способный вести огонь только одиночными выстрелами. Для испытаний было создано несколько опытных образцов, отличающихся дизайном и длиной ствола, все они получились весьма громоздкими и тяжелыми. Хотя надёжность работы автоматики не вызывала особых нареканий, армейское командование не сочло целесообразным принимать данный образец на вооружение. Масса и габариты оружия делали его мало мобильным, а характеристики бронепробиваемости позволяли бороться только с лёгкими танками. К тому же оружие оказалось достаточно дорогим, его стоимость при массовом производстве была бы не меньше $ 600. В 1940 году американская армия закупала винтовки M1 Garand по цене $ 85 за единицу. Эксперименты с британским 13,97-мм ПТР Boys не удовлетворили американских военных. Хотя несколько сотен ПТР поступило в противотанковые роты Корпуса морской пехоты, оружие пробивавшее на дистанции 100 м дюймовый броневой лист уже не могло считаться надежным средством борьбы с танками, обладавшими противоснарядным бронированием.

Американской пехоте требовалось простое, недорогое и массовое противотанковое оружие, превосходящее по дальности применения метаемые вручную гранаты. Незадолго до начала Второй мировой на вооружение была принята ружейная осколочная граната М7. Граната с помощью специального 22-мм адаптера, также получившего обозначение М7, крепилась на ствол винтовки. По форме граната напоминала миномётную мину и выстреливалась холостым патроном. В 1942 году началось производство противотанковой ружейной гранаты М9 с кумулятивной боевой частью.

Макет винтовочной кумулятивной гранаты М9 рядом с гранатометным адаптером М7

Граната с диаметром корпуса 51-мм и массой 590 г содержала 119 г пентолита. Однако вскоре после начала поставок в войска выяснилось, что головной взрыватель гранаты не всегда надежен и безопасен, а также не обеспечивает оптимальную компоновку относительно кумулятивного заряда. В связи с этим гранату модернизировали и снабдили донным взрывателем и баллистическим колпачком. После чего она получила обозначение М9А1.

При выстреле с винтовок M1 Garand и Springfield M1903 граната получала начальную скорость 55 м/с и при запуске под углом 45 ° летела на 250 м. Однако эффективная дальность стрельбы по бронетехнике не превышала 70 м. При попадании в цель М9А1 могла пробить по нормали 50 мм броню, чего было недостаточно для надёжного поражения средних немецких танков. Тем не менее до августа 1945 года было выпущено более 2,5 млн гранат М9 и М9А1 и они весьма успешно использовались против легкобронированных японских танков. Первоначально в американской армии предполагалось иметь одного гранатомётчика в пехотном отделении, но в 1944 году это количество увеличилось до 2-3 стрелков с винтовочными гранатомётами. В КМП США перед высадкой на тихоокеанские острова примерно 25% стрелков были вооружены винтовками с дульными насадками. После окончания войны вместе в американскими винтовками M1 Garand гранатометы М7 с гранатами М9А1 поставлялись странам-союзникам США. Во время войны в Корее и Юго-Восточной Азии это оружие в значительных количествах было захвачено северокорейскими войсками, китайскими народными добровольцами и вьетнамскими партизанами. Против танков гранаты М9А1 оказались малоэффективны, а вот бронетранспортёры, разведывательные бронемашины и грузовики поражали уверенно.

Расчёты показали, что для того, чтобы кумулятивная граната была способна пробить лобовую броню среднего танка, её калибр необходимо увеличить до 57-60-мм, и использовать не менее 200 г мощной взрывчатки. В результате на свет появилась 60-мм ружейная граната М10 массой около 1500 г, в боевой части которой за кумулятивной воронкой содержалось 220 г пентолита. При попадании под прямым углом, кумулятивный заряд мог пронизать 90 мм броню. Однако вскоре выяснилось, что прицельная дальность стрельбы с использованием стандартной 22-мм дульной насадки и холостого патрона не гарантирует личной безопасности стрелка после близкого разрыва боевой части и ненамного превышает дальность броска рукой. После этого гранату попытались превратить из ружейной в «пулеметную». Для чего разработали специальную насадку и усиленный холостой патрон для 12,7-мм пулемета М2НВ. Однако чрезмерная отдача негативно сказывалась на надёжности работы оружия, а дальность и точность стрельбы всё равно оставляли желать лучшего. К тому же, как уже говорилось, крупнокалиберный пулемёт являлся достаточно тяжелым и дорогим оружием, и применять его для отстрела противотанковых гранат с прицельной дальностью менее 100 м оказалось нецелесообразно. В связи с этим было решено разработать специальной устройство, позволяющее безопасно доставлять к цели боевую часть кумулятивной гранаты М10.

В конце 30-х годов в США уже экспериментировали с оружием, основанном на безоткатном принципе. Но так как использовались снаряды с невысокой начальной скоростью полёта и с фугасной боевой частью, добиться приемлемой бронепробиваемости не удалось. В 1942 году капитан Лесли А. Скиннер и лейтенант Эдварда Г. Юль сумели приспособить к кумулятивной боевой части гранаты М10 реактивный двигатель, содержавший 75 г пироксилинового пороха и создать пусковую установку. Новое оружие получило официальное наименование 2,36-inch Anti-Tank Rocket launcher M1 — «2,36-дюймовая противотанковая ракетная установка М1» и неофициальное – Bazooka («Базука») — в честь гигантского тромбона комика и джазового музыканта Боба Бернса.

Реактивный противотанковый гранатомёт М1 состоял из открытой с обеих сторон гладкостенной стальной трубы длиной 1370 мм, электровоспламенительного устройства, предохранительной коробки с контактным стержнем, прицельных устройств и плечевого упора. Запуск реактивного двигателя противотанковой гранаты происходил при помощи электрозапала, электрический импульс на который поступал от двух сухих батарей. Электрический пусковой механизм конструктивно состоял из индикаторной лампочки, электропроводки и контактного замыкателя, срабатывавшего от нажатия на пусковой крючок, а также размыкателя электрической цепи, служившего предохранителем. На заднем срезе трубы имелась подпружиненная защёлка, которая удерживала гранату в стволе и выполняла функцию замыкания электрической цепи на массу. Проволочное кольцо предохраняло трубу от попадания посторонних предметов и облегчало заряжание гранаты. Для удержания «Базуки» предназначалась пистолетная рукоятка под средней частью ствола и дополнительная рукоятка в нижней передней части ствола.

Американский военнослужащий с 60-мм противотанковым гранатомётом М1

Для стрельбы из «Базуки» предназначалась реактивная граната, получившая обозначение М6. Её длина составляла 540 мм, а масса – 1550 г. Первый вариант гранаты имел обтекаемую форму головной части и перьевой стабилизатор. При температуре + 20°С реактивный двигатель разгонял гранату до 83 м/с. Прицельные приспособления были рассчитаны на дальность 183 м. В учебных целях применялась реактивная граната М7А1 с инертной головной частью. Для того чтобы масса и баллистика учебной гранаты соответствовали боевому варианту, в очко взрывателя ввёртывался металлический стержень. Учебная граната полностью окрашивалась в черный цвет.

Реактивная граната М6

Огонь из гранатомёта массой 8 кг вел один военнослужащий, но заряжание оружия было достаточно сложным. Для этого рычаг размыкателя предохранительной коробки переводился в положение «SAFE».

Заряжающий, отжав одной рукой подпружиненную защёлку, другой рукой вставлял гранату в трубу и извлекал предохранительную чеку, после чего отпускал защёлку, которая должна была заскочить за вырез на стабилизаторе. Перед выстрелом рычаг размыкателя поднимался в положение «FIRE», после чего контактный стержень касался контактного кольца на гранате.

После завершения процесса заряжания «Базуки», второй член расчёта должен был покинуть опасную зону, которая образовывалась позади оружия при выстреле, а также убедиться, что там не находятся другие военнослужащие, легко воспламеняемые предметы и боеприпасы. Опасная зона позади гранатомёта составляла 25 м. В силу того, что часто происходило неполное сгорание порохового заряда в стволе, расчёт для избегания ожогов был вынужден пользоваться перчатками и противогазными масками без фильтров. Хорошо тренированный и слаженно действующий расчёт мог сделать 10 прицельных выстрелов в минуту. При необходимости заряжание гранатомета и ведение огня могло осуществляться одним бойцом, но при этом скорострельность снижалась примерно в три раза. Расчёт «Базуки» из двух человек с использованием специальных сумок М6 или жилетов миномётчиков М1 мог переносить девять 60-мм реактивных гранат. Обычно стрелок нёс 2-3, а заряжающий 6 гранатомётных выстрелов.

Боевое крещение «Базуки» состоялось во время операции «Факел» – высадки в Северной Африке, начавшейся 8 ноября 1942 года. Однако признание гранатомёты получили позже – весной 1943 года. В Тунисе гранатометы уверенно поражали немецкие и итальянские средние танки. На дальности до 110 м точность стрельбы оказалась удовлетворительной, и хорошо обученный гранатомётчик при отсутствии сильного бокового ветра с большой вероятностью попадал в лобовую проекцию танка.

Американская пехота получила действительно эффективное и недорогое противотанковое оружие, хотя и не лишенное существенных недостатков. Больше всего нареканий вызывала электрическая система воспламенения реактивного заряда. Сухие батареи имели свойства разряжаться в самый неподходящий момент, причём в сырую погоду скорость разряда увеличивалась в несколько раз. Расчёты гранатометов жаловались на неудобство переноски длинной «трубы». На первых порах ввиду несовершенства реактивного заряда, при стрельбе гранатами ранних серий в жаркую погоду имели место разрывы ствола, а в холодную порох не успевал сгореть полностью в столе, и реактивная струя воздействовала на расчёт. То есть скорость сгорания топлива в реактивном двигателе слишком сильно зависела от температуры окружающей среды. Стабилизаторы реактивной гранаты М6 легко деформировались, что отрицательно сказывалось на точности стрельбы. Кроме того, выявилось, что обтекаемая форма головной части гранаты повышала склонность к рикошету, что в сочетании с не слишком надёжной работой инерционного взрывателя снижало вероятность поражения цели.

Но все же достоинства нового противотанкового оружия перевешивали недостатки. Американская промышленность изготовила 112 790 гранатометов первой модификации, чему способствовала невысокая стоимость и простая конструкция. К концу 1943 года в пехотной роте имелось три «Базуки», находившихся в секции управления взвода тяжелого вооружения. В каждом пехотном отделении должно было быть два стрелка, обученных применению гранатометов. Сами противотанковые гранатометы выдавались из взвода тяжелого вооружения в случае необходимости. Еще семь «Базук» находилось в роте тяжелого вооружения пехотного батальона и восемь – в штабной роте. Таким образом, личный состав пехотного батальона мог использовать против вражеских танков 24 гранатомета. Значительное количество реактивных противотанковых гранатомётов имелось и в других частях – например, каждый артиллерийский дивизион 105-мм или 155-мм гаубиц, согласно штатам от марта 1943 года, получил 40 «Базук». К весне 1944 года американские части в Европе были в достаточной мере насыщены противотанковыми гранатомётами, что конечно оказало влияние на ход боевых действий.

В июле 1943 года на вооружение приняли модернизированный вариант гранатомёта М1А1 и улучшенную реактивную гранату М6А1. Благодаря изменённой рецептуре твердотопливного заряда удалось добиться более стабильной скорости его сгорания. Также для повышения надежности изменили конструкцию электропроводки. При сохранении той же длины масса гранатомёта М1А1 сократилась на 1,2 кг. Для предотвращения разрывов часть ствола на участке от кольца на заднем срезе трубы до середины плечевого упора была усилена обмоткой из стальной проволоки. Для предохранения стрелка от воздействия пороховых газов на переднем срезе ствола установили защитный экран из мелкоячеистой металлической сетки, вдвое превышающий диаметр ствола.

Массовые поставки гранатомётов М1А1 в американскую армию начались ко времени высадки в Нормандии. Всего же было произведено 59 932 гранатомётов модификации М1А1. Ещё в 1943 году, в ходе боёв в Италии, выяснилось, что «Базука» неспособна пробить лобовую броню тяжелых немецких танков. К тому же немцы начали активно устанавливать противокумулятивные экраны на поздние модификации средних танков Pz.Kpfw.IV и САУ, выпускаемые на их базе. В связи с этим военные форсировали разработку новой модификации гранатомёта и более эффективного кумулятивного боеприпаса.

Летом 1944 года в строевые части, действующие в Европе, поступили первые экземпляры гранатомёта М9. По сравнению с модификациями М1 и М1А1 боевые и эксплуатационные свойства оружия были существенно улучшены. В модели, официально именуемой как 2,36-inch Rocket launcher М9, постарались устранить основные недостатки предыдущих образцов. Новый гранатомёт частично изготавливался из лёгкого сплава, что позволило удлинить ствол до 1550 мм без увеличения массы. Ненадёжные и чрезмерно чувствительные к климатическим факторам батареи заменили на смонтированный в пистолетной рукоятке более надёжный индукционный генератор. С левой стороны рукоятки появился удобный переключатель предохранительного механизма. Деревянный плечевой упор был заменён лёгким алюминиевым упором рамочного типа, а вместо защитного экрана появился раструб. Отказ от защитного экрана был связан с тем, что пороховой заряд реактивного двигателя теперь полностью сгорал в удлинённом стволе. Вместо простых механических прицельных приспособлений, слева от ствола на складном основании разместили оптический прицел со шкалой, размеченной на дистанцию от 46 до 540 м.

Оптический прицел гранатомёта М9

Впрочем, эффективная дальность стрельбы гранатомета осталась такой же, как на более ранних модификациях, и на максимальной дальности 540 м можно было обстреливать только крупные площадные цели.

Стрелок с гранатомётом М9

Специально для воздушно-десантных подразделений в июне 1944 года была создана разборная модификация М9А1 с усиленной задней частью трубы. Так как усиление производилось путём обмотки стальной проволокой, масса оружия составила 7,2 кг. Всего вооруженные силы приняли 26087 гранатомётов М9 и 27781 М9А1.

Гранатомётчики с М1А1 и М9 в разобранном состоянии

Одновременно с улучшением гранатомета совершенствовались и боеприпасы. Реактивные гранаты М6А1 и М6А2 имели измененную схему электрозапала и более прочное хвостовое оперение. В конце 1944 года началось производство кардинально улучшенной кумулятивной гранаты М6АЗ. Новая граната внешне сильно отличалась от более ранних образцов.

Реактивная граната М6АЗ

Для снижения вероятности рикошета головная часть получила овальную форму. А вызывавший много нареканий перьевой стабилизатор заменили более прочным и удобным при заряжании цилиндрическим. Боевая часть М6А3 содержала 230 г пентолита, а ракетный двигатель снаряжался 65 г пороха. Благодаря возросшему заряду взрывчатого вещества и замене стальной облицовки кумулятивной выемки на медную бронепробиваемость удалось довести до 100 мм. При этом длина гранаты составила 475 мм, а масса 1530 г. После сгорания порохового заряда граната покидала ствол со скоростью 85 м/с. Эффективная дальность осталась прежней – до 110 м. Так как «Базуки» в войсках очень часто применяли против живой силы, долговременных огневых точек и в уличных боях потребовалось расширить номенклатуру боеприпасов. Для гранатометов М1А1, М9 и М9А1 были приняты осколочные и зажигательные гранаты, снаряженные белым фосфором, а также дымовые с зарядами красного, жёлтого, фиолетового и зелёного цвета – предназначавшиеся для целеуказания авиации и артиллерии.

Осенью 1944 года американские десантники, сражающиеся в южных районах Франции, опробовав гранатометы М9А1 в бою, отметили возросшую боевую эффективность и удобство обращения. В первые месяцы 1945 года «Базуки» М9 и М9А1 практически вытеснили М1 и М1А1 из линейных пехотных и десантных подразделений. В то же время в подразделениях управления, снабжения и обслуживания гранатометы М1 и М1А1 состояли на вооружении до конца войны.

В мае 1945 года началось производство последней серийной модификации 60-мм «Базуки» – М18. В этом образце, выпущенном всего в количестве 500 экземпляров, стал использоваться более прочный алюминиевый сплав для изготовления задней части ствола. Это снизило массу гранатомёта более чем на два килограмма и повысило коррозионную стойкость в условиях влажного тропического климата. Внешне М18 отличался от М9 коническим раструбом вместо проволочного кольца, оптический прицел получил резиновый наглазник и защитную крышку.

Отдельно стоит остановиться на боевом применении «Базук». После высадки союзников в Нормандии основная тяжесть борьбы с немецкими танками легла на американские и британские истребители-бомбардировщики. В условиях господства в воздухе авиации союзников немногочисленные немецкие танки не всегда успевали даже добраться до передовой. Если германская бронетехника все же появлялась на поле боя, то ей противостояли многочисленные ПТ САУ М10 Wolverine, вооруженные 90-мм орудием, также 57 и 76-мм буксируемые противотанковые пушки М1 и М5. Поэтому до позиций американских пехотных подразделений немецкие танки добирались редко. Но с учётом высокой насыщенности «Базуками» американских войск (в пехотной дивизии летом 1944 года имелось не менее 557 противотанковых гранатомётов) случаи боевого применения против танков, конечно, имели место.

60-мм гранатометы вполне оправдали себя. После появления моделей М9 и М9А1 с индукционной электрической системой запуска оружие стало достаточно надёжным. Но даже после введения гранат повышенной эффективности М6А3 тяжелые германские танки «Тигр» и «Пантера» могли быть поражены только в борт. В то же время «Базука» успешно пробивала лобовую 80 мм броню «четвёрки», которая была наиболее массовым немецким танком вплоть до конца войны. На Тихоокеанском ТВД реактивные снаряды «Базуки» легко поражали любые японские танки. Дело облегчалось ещё и тем, что танков в частях Императорской армии оборонявших тихоокеанские острова было немного и использовались они разрозненно. Кроме того, густая растительность давала возможность гранатомётчикам хорошо маскироваться и вести огонь с кинжальной дистанции. Впрочем, в боях с японцами реактивные гранатомёты чаще всего применялись не против бронетехники, а для уничтожения огневых точек и живой силы противника. Несколько сотен захваченных американских гранатомётов использовались немцами. Считается, что после знакомства с трофейными «Базуками» в Германии были созданы реактивные гранатомёты Offenrohr и Panzerschreck. Копия гранатомёта М1А1 производилась в Венгрии под обозначением М.44.

Американский военнослужащий с гранатомётами М1А1 и немецким Panzerschreck. При практически одинаковой длине, заметна существенная разница в калибре

В Японии в середине 1944 года приняли на вооружение свой аналог, известный как «Тип 4». В отличие от «Базуки» в 70-мм японском гранатомете был применён механический ударно-спусковой механизм, а стабилизация гранаты на траектории осуществлялась вращением, за счёт истечения пороховых газов из косонаправленных сопел. Так как при вращении центробежная сила «разбрызгивала» кумулятивную струю, бронепробиваемость при встрече снаряда с бронёй под прямым углом не превышала 60 мм, что было недостаточно для гарантированного пробития лобовой брони танка M4 Sherman.

Согласно американским данным, в 1943 году в СССР было отправлено 3000 гранатомётов первой серийной модификации М1 и 8500 ракет. Советские специалисты отметили низкую надежность оружия, что в первую очередь было связано с несовершенством электрической схемы воспламенения реактивного заряда. При температуре ниже -10 °С электрической батареи хватало очень ненадолго. Возможно, что американские «Базуки», поставленные по ленд-лизу, всё же использовались на советско-германском фронте, но данных подтверждающих это найти не удалось.

Помимо Советского Союза различные модели «Базук» поставлялись в Великобританию и Китай. Ими вооружались французские форматирования, сражавшиеся с гитлеровцами. После окончания Второй мировой войны поздние модификации «Базуки» получили широкое распространение в армиях проамерикански ориентированных государств. В послевоенное время «Базука» стала синонимом противотанкового гранатомёта. Американские реактивные противотанковые гранатометы, разработанные в годы войны, расползлись по всему миру и активно использовались до конца 70-х годов.

Первым крупным конфликтом после окончания Второй мировой, где массированно задействовались гранатомёты М9А1 и М18, стала война на Корейском полуострове. Американские историки очень любят оправдывать военные неудачи американских и южнокорейских войск на начальном этапе боевых действий бессилием 60-мм гранатомётов против советских средних танков Т-34-85. С учётом того, что это оружие с успехом применялось для борьбы с лучше защищёнными в лобовой проекции немецкими средними танками PzKpfw IV поздних модификаций и вполне надежно пробивало 80 мм бортовую броню тяжелых «Тигров», такие утверждения представляются сомнительными. Тем более, что в 1945 году началось производство улучшенной реактивной гранаты М6АЗ/С, способной пробить по нормали 120 мм гомогенную броню. Как известно, лобовая броня корпуса танка Т-34-85 составляла 45 мм. С учетом наклона лобовой брони под углом 45°, можно считать, что она была эквивалентна 60 мм гомогенной броне, установленной под прямым углом. При условии надёжной работы взрывателя, а на усовершенствованных гранатах М6А3, не склонных из-за формы головной части к рикошету, взрыватель был достаточно надёжным, лобовая броня корпуса «тридцатьчетвёрки» должна была легко пробиваться, и кумулятивная струя обладала хорошим заброневым эффектом. Подтверждением этого является тот факт, что солдаты КНА трофейными 60-мм «Базуками» достаточно часто пробивали лобовую броню американских танков «Шерман», лоб корпуса которого был толщиной 51 мм, с углом наклона 56° – то есть примерно те же 60 мм под прямым углом.

Более того, американские тяжелые танки М26 Pershing в ряде случаев также оказались уязвимы для «неэффективных» против Т-34-85 противотанковых гранатомётов. Толщина верхнего лобового броневого листа на «Першинге» составляла 102 мм с углом наклона 46 °, а нижнего – 76 мм, под углом 53 °. Максимальная толщина бортовой брони танка М26 – 76 мм – то есть значительно больше, чем лоб корпуса Т-34-85.

Тяжелый американский танк M26 Pershing уничтоженный в Корее

Очевидно, что дело не в недостаточной бронепробиваемости 60-мм кумулятивных гранат, а в неготовности американских и южнокорейских солдат в начальный период конфликта воевать с хорошо мотивированным противником, в распоряжении которого имелось достаточно современное по меркам того времени оружие.

Американские военнослужащие с гранатометами М9А1 и М20

Хотя официально в американской армии 60-мм гранатометы М9А1 и М18 были признаны «неэффективными» и «устаревшими», это оружие ввиду относительно небольшого веса активно использовалось всеми сторонами конфликта вплоть до заключения перемирия в 1953 году. Но так как война вскоре приняла затяжной позиционный характер, а использование танков было затруднено из-за рельефа местности, реактивные гранатометы чаще использовались для уничтожения огневых точек. В этом отношении более компактные и лёгкие М9А1 и М18 имели преимущество перед 88,9-мм М20. Подкрасться на дистанцию эффективного выстрела по ДОТу с 60-мм трубой было гораздо проще.

После столкновения с «тридцатьчетвёрками» в распоряжение американского воинского контингента, находившегося в Корее, направили 88,9-мм гранатомёты М20. В конце июля 1950 года первую партию гранатомётов спешно доставили по воздуху из США вместе с инструкторами. Одновременно с перевооружением американских и южнокорейских солдат «обкатывали» танками для ликвидации «танкобоязни».

Хотя 88,9-мм противотанковый гранатомёт, известный так же как «Супер-Базука», был принят на вооружение в октябре 1945 года, его серийное производство ввиду окончания боевых действий и наличия в войсках и на складах больших запасов 60-мм «Базук» началось только в 1950 году.

88,9-мм гранатомёт М20В1 в боевом положении

В связи с ростом калибра существенно увеличилась бронепробиваемость и дальность эффективной стрельбы. В то же время боевая скорострельность по сравнению с М9А1 снизилась в два раза и составляла 4-5 выср/мин. Вес 88,9-мм гранатомёта М20 в боевом положении – 11 кг, в походном положении – 6,8 кг.

Для удобства использования на боевой позиции имелись регулируемые по высоте сошки, дополнительная рукоятка и плечевой упор, а защитная скоба и спусковой крючок были увеличены в размерах, что позволяло работать в тёплых перчатках. Металлическая труба, в которой помещалась опора-монопод, служила деталью алюминиевого плечевого упора рамочного типа, закреплённого под задней частью ствола.

88,9-мм гранатомёт «Супер-Базука» в походном положении

Ствол “Супер-Базуки” длиной 1524 мм для снижения массы выполнялся из алюминиевого сплава и разбирался при переноске на две части, каждая длиной по 762 мм. Масса передней и задней частей ствола на различных модификациях различалась. На облегчённых моделях М20А1 и М20А1В1 она соответственно составляла 2 и 4,4 кг, и 1,8 и 4,1 кг. Облегченные модификации: M20A1 (масса 6,4 кг) и M20A1B1 (масса 5,9 кг) появились уже после окончания Корейской войны. Снижение массы оружия произошло за счёт отказа от сошек и монопода.

Расчёт «Супер-Базуки» на позиции

Для стрельбы из «Супер-Базуки» было создано несколько видов реактивных гранат: кумулятивная, дымовая и учебная с инертным наполнением головной части. Кумулятивная 88,9-мм граната M28A2 массой 4080 г содержала 850 г взрывчатого вещества Composition B (смесь гексогена с тротилом в соотношении 64/36) и по нормали пробивала 280 мм броню. Таким образом, у американской пехоты имелась возможность эффективной борьбы не только с «тридцатьчетверками», но и с более совершенными средними танками Т-54, массовое производство которых началось в 1948 году.

В тротиловом эквиваленте заряд взрывчатого вещества, содержащийся в кумулятивной гранате, составлял около 1 кг, что позволяло эффективно применять гранаты M28A2 против укреплений и живой силы. Начальная скорость гранаты в зависимости от температуры реактивного заряда составляла 103-108 м/с. Площадные цели можно было обстреливать на дальности до 800 м.

Реактивная граната M28A2

Кроме кумулятивной в состав боекомплекта входила «дымовая» граната T127E3/M30 WP, снаряженная 1060 г белого фосфора. Официально основным назначением данного боеприпаса считалась постановка дымовых завес и целеуказание. При разрыве боевой части радиус разброса горящего белого фосфора достигал 20 м, что делало гранату эффективным зажигательным средством. В противотанковой и фосфорной гранатах использовались одинаковые инерционные взрыватели M404A1 или M404A2. Учебная граната M29A2 с головной частью заполненной гипсом по баллистике, размерам и весу не отличалась от кумулятивной и дымовой. Все реактивные гранаты имели одинаковую длину – 598 мм.

Однако по причине увеличения габаритов и массы 88,9-мм реактивных гранат боекомплект, переносимый расчётом из двух человек, сократился до 4 выстрелов. Специально с целью увеличения боекомплекта готового к применению в состав расчёта ввели два дополнительных члена расчета – переносчиков боеприпасов, а для транспортировки гранат создали специальный рюкзак, в который помещалось шесть гранат в укупорках. Масса груза при этом составляла 27 кг. Однако на практике бойцы предпочитали нести минимум груза, а подвозкой запасного боекомплекта занимались тыловые службы.

В силу хороших служебно-эксплуатационных и боевых характеристик гранатометы семейства М20 получили широкое распространение. В годы Корейской войны в каждое пехотное отделение Армии США была введена одна «Супер-Базука. В американской пехотной дивизии в конце 1953 года имелось на вооружении 465 «Супер-Базук», в дивизии южнокорейской армии — 258 гранатомётов. В КМП США 88,9-мм противотанковые гранатомёты находились в штурмовых секциях взводов оружия стрелковых рот. В каждой секции имелось шесть расчётов по три человека в каждом. К началу 1960-х в каждом полку морской пехоты было по 98 М20А1В1.

В регулярных американских подразделениях «Супер-Базуки» использовались до середины 60-х годов, а в Национальной гвардии – до начала 70-х. 88,9-мм противотанковые гранатомёты активно передавались союзникам и официально состояли на вооружении более чем в 40 государствах. В Австрии, Испании и Японии выпускались собственные, немного видоизменённые варианты гранатомета.

В середине 50-х производство М20 было налажено в КНР. Нелицензионный китайский вариант известен как «Тип 54». В 60-е годы производство 88,9-мм противотанковых гранатометов велось на Кубе. Китайские и кубинские копии «Супер-Базуки» широко поставлялись разного рода повстанческим движениям в Африке, Азии и Латинской Америке.

Гранатометы «Тип 54» китайского производства пользовались популярностью у вьетнамских партизан. Хотя в распоряжении вьетнамцев в 60-е годы имелись советские гранатометы РПГ-2, а с начала 70-х и более совершенные РПГ-7, китайские «Тип 54» и трофейные М20А1В1 использовались вплоть до окончания боевых действий. До средины 70-х годов прошлого столетия, пока советский РПГ-7 не получил широчайшее распространение, став «Калашниковым» среди противотанковых гранатомётов, 60 и 88,9-мм американские гранатомёты и их клоны являлись самым массовым противотанковым оружием пехоты. Хотя в большинстве стран мира устаревшие гранатомёты сняты с вооружения, «Супер-Базуки» до сих пор можно встретить в армиях государств «третьего мира» и в арсеналах разного рода иррегулярных формирований.

Источник: https://topwar.ru/
Автор: Линник Сергей

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, поделитесь с друзьями и заглядывайте по рекламным ссылкам!