История противотанковой авиации. Часть 9

Авиация против танков (часть 9)

Ко второй половине 70-х в СССР уже имелось заметное количество боевых вертолётов Ми-24, и военные накопили определённый опыт их эксплуатации. Даже в идеальных условиях учений использовать «двадцатьчетвёрки» одновременно для ведения огневой поддержки и высадки десанта оказалось проблематично. В этом случае вертолёт оказывался чрезмерно перегружен и был малоэффективен в роли штурмовика, а по транспортным возможностям безнадёжно проигрывал Ми-8ТВ. Таким образом, генералы были вынуждены признать, что чрезвычайно привлекательная в теории концепция «летающей БМП», на практике оказалась труднореализуемой.

Вертолётам Ми-24 всех модификаций явно не хватало тяговооруженности, при этом десантный отсек в большинстве боевых вылетов являлся бесполезным балластом. Ещё на этапе проектирования конструкторы ОКБ Миля рассматривали несколько вариантов боевого вертолёта, в том числе и без грузопассажирского отсека. Вскоре после начала работ по Ми-24 в рамках проектирования «изделия 280» в 1970 году был построен полноразмерный макет боевого вертолёта, который представлял собой вариант Ми-24 без десантно-грузовой кабины и с усиленным вооружением.

Впрочем, другой крайностью стал вариант двухвинтового вертолета поперечной схемы. Согласно предварительным расчётам под крылом большого удлинения можно было разместить боевую нагрузку примерно вдвое большую, чем на Ми-24.

Подобная схема давала определенные преимущества перед вертолетом классической компоновки, но существенное увеличение грузоподъёмности можно было получить только при взлёте с разбегом. Кроме того, заметно возрастали масса и габариты вертолёта, а также его уязвимость, что в итоге сочли неприемлемым. Также рассматривались различные варианты скоростного вертолёта-штурмовика, с жестко закреплённым несущим и дополнительным толкающим винтом.

Последующее осмысление отечественного и мирового опыта показало, что наиболее приемлемой схемой для боевого вертолета все же является классическая. В связи с перегруженностью «милевского» ОКБ дальнейшее проектирование «изделия 280» застопорилось, а «камовский» вариант боевого вертолёта Ка-25Ф, о котором упоминалось в предыдущей части обзора не вызвал у военных интереса.

Однако сведения о разработке в США новых типов ударно-противотанковых вертолётов серьёзно обеспокоили советское руководство, и 16 декабря 1976 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о разработке боевого вертолета нового поколения. При проектировании перспективных боевых вертолётов конструкторы ОКБ Миля и Камова учли опыт создания и применения Ми-24. На проектах новых машин произошел отказ от бесполезной десантной кабины, за счёт чего удалось сократить габариты, уменьшить взлетный вес, повысить тяговооруженность и боевую нагрузку.

Во второй половине 70-х были определенны основные характеристики перспективного боевого вертолёта: максимальная скорость до 350 км/ч, статический потолок более 3000 м, боевой радиус действия 200 км, боевая нагрузка не менее 1200 кг. По маневренности и скороподъёмности новая боевая машина должна была превзойти как Ми-24, так и вертолёты вероятного противника. Бронирование выполнялось с условием обеспечения защиты основных агрегатов от бронебойных пуль калибра 12,7-мм, а кабины экипажа от 7,62-мм пуль. Вертолёт должен был служить не только средством огневой поддержки сухопутных подразделений на поле боя, но и иметь расширенные возможности по борьбе с танками и другой бронированной техникой, сопровождать транспортные вертолеты, бороться с вертолетами противника и иметь возможность ведения оборонительного воздушного боя с истребителями. В качестве основного вооружения для борьбы с бронетехникой предполагалось использовать управляемые ракеты противотанкового комплекса “Штурм” и 30-мм пушку на подвижной турели.

В дальнейшем заказчик пересмотрел свои требования в части скоростных характеристик, снизив максимальную скорость до 300 км/ч, а желаемый вес максимальной боевой нагрузки, напротив, был увеличен. Компоновка основных агрегатов должна была обеспечить быстрый доступ к ним в полевых условиях, это увязывалось с требованием автономности ведения боевых действий с площадок вне основного аэродрома в течение 15 суток. При этом трудозатраты при подготовке к повторному боевому вылету, по сравнению с Ми-24, должны были быть снижены в три раза. В качестве отправной точки милевцы взяли возможности собственного Ми-24 и рекламные характеристики американского АН-64 “Апач”, который и предстояло превзойти по основным данным.

При создании вертолёта, получившего обозначение Ми-28, конструкторы, понимавшие, что сэкономленные килограммы можно пустить на повышение боевой нагрузки и усиление защищённости, отталкиваясь от опыта создания «летающей БМП», много внимания уделили весовому совершенству. Боевую живучесть было решено обеспечивать дублированием наиболее важных узлов и агрегатов с максимальным их разнесением, а также экранированием более важных агрегатов менее важными. Топливопроводы, гидро и пневмомагистрали дублированы. Два двигателя разнесены и экранированы элементами конструкции планера. Большая работа была проведена при создании комбинированной защиты, выборе материалов, компоновке и размещении узлов, исключению при боевых повреждениях катастрофические разрушения силовых конструкций. Как и на поздних модификациях Ми-24, топливные баки Ми-28 протектировались и защищались от взрыва полиуретаном. Так как схема размещения экипажа «плечом к плечу» не обеспечивала оптимальные углы обзора летчику и оператору, затрудняла аварийное покидание вертолета и создавала предпосылки к одновременному выводу из строя всего экипажа, использовали схему «тандем» – как и на «двадцатьчетвёрке», начиная с серийной модификации Ми-24Д.

При проектировании агрегатов вертолета прорабатывались различные варианты схем и конструктивных решений, широко внедрялись новые материалы. Так на специальных стендах было опробовано несколько вариантов рулевого и несущего винта и новых втулок. Перспективные конструктивные решения опробовались на летающих лабораториях, созданных на базе Ми-8 и Ми-24. На практике отрабатывались не только конструктивные решения, новые узлы и агрегаты, а также бортовое радиоэлектронное оборудование: автопилот, обзорно-прицельный комплекс и вооружение. Для отработки компоновки вертолёта было построено 6 полноразмерных макетов. Проведены очень серьёзные исследования с целью обеспечения безопасности экипажа в случае поражения вертолёта за счёт внедрения элементов системы пассивной защиты, средств аварийной амортизации и фиксации шасси, удароустойчивых кресел, подвижного пола. Система пассивной защиты вертолета должна была обеспечивать выживаемость экипажа при аварийной посадке с вертикальной скоростью до 12 м/с.

С целью снижения уязвимости от ракет с инфракрасной головкой самонаведения много внимания уделили снижению тепловой заметности. Защита от поражения управляемыми ракетами обеспечивалась аппаратурой постановки помех в миллиметровом и сантиметровом радиочастотном диапазоне, станцией оптоэлектронного противодействия и тепловыми ловушками. Также вертолёт предполагалось оборудовать аппаратурой предупреждения о радиолокационном и лазерном облучении.

Прототип боевого вертолета Ми-28 был построен по классической одновинтовой схеме. В его носовой части находилась бронированная кабина экипажа с двумя раздельными защищёнными отсеками оператора вооружения и пилота. Бронезащита кабины состояла из 10-мм алюминиевых бронелистов, поверх которых дополнительно наклеивались 16-мм плитки керамической брони. Повреждённые бронеэлементы могут быть заменены. Экипаж разделялся между собой 10-мм бронеперегородкой. Остекление кабины выполнено из силикатного бронестекла. Лобовые стёкла кабины представляют собой блоки прозрачной брони толщиной 42 мм, а боковые стёкла и стёкла дверей —выполнены из таких же блоков, но толщиной 22 мм. Плоскопараллельное остекление кабины выдерживает прямые попадания бронебойных пуль калибром 12,7-мм в лобовые стёкла и пуль калибром 7,62-мм в боковые стёкла, броня корпуса способна держать одиночные попадания 20-23-мм осколочно-фугасно-зажигательных снарядов. Дверь оператора вооружения, который также выполняет обязанности штурмана, расположена на левом борту, а летчика – на правом. Для аварийного покидания кабины двери и стекла имели механизмы аварийного сброса. Под дверями надувались специальные трапы, предохраняющие экипаж от удара о шасси. Снизу носовой части на стабилизированной платформе смонтированы комбинированная обзорно-прицельная станция и узел крепления пушечной установки. Под полом кабины размещались электронные блоки БРЭО.

Согласно утверждённому техзаданию на Ми-28 должно было устанавливаться БРЭО, позволяющее пилотировать и выполнять боевую задачу в любое время суток и в сложных метеорологических условиях. В кабине оператора вооружения смонтировали аппаратуру управления противотанковым ракетным комплексом и прицельно-обзорной системой для осуществления поиска, распознавания и сопровождения цели при пусках управляемых ракет и стрельбе из пушки. В распоряжении пилота имеется нашлемная система, обеспечивающая управление пушкой и прицельный пилотажно-навигационный комплекс ПрПНК-28.

В отличие от Ми-24 трёхопорное шасси с хвостовым колесом на Ми-28 были выполнены не убирающимся. Это увеличило лобовое сопротивление, но позволило повысить весовое совершенство вертолёта и увеличить шансы на выживание экипажа во время аварийной посадки. В конструкцию шасси вошли энергопоглощающие гидропневматические амортизаторы с дополнительным аварийным ходом. Основные опоры рычажного типа дают возможность изменять клиренс вертолета.

Силовая установка состояла из двух турбовальных двигателей ТВ3-117ВМ, мощностью по 1950 л.с. Каждый двигатель имел возможность независимой работы, за счёт чего обеспечивалось выполнение полета при выходе одного двигателя из строя. Для энергообеспечения в полевых условиях и быстрого запуска основных двигателей использовалась вспомогательная газотурбинная силовая установка АИ-9В мощностью 3 кВт. Для нового боевого вертолёта с нуля был создан пятилопастной несущий винт с использованием полимерных композитных материалов. Несущий винт имел такой же диаметр как на Ми-24, но лопасти с профилем с увеличенной кривизны, создают большую подъемную силу. Эластомерная втулка несущего винта, не требующая постоянной смазки, позволила обеспечить повышение манёвренности и снизить затраты на обслуживание. Согласно техзаданию винт должен был выдерживать прострел 30-мм снарядами.

Впервые в СССР на Ми-28 использовали Х-образный четырехлопастной рулевой винт. Винт такого типа позволяет снизить шумность и повысить эффективность. Но из-за не доведенности конструкции рулевого винта на первых прототипах использовались рулевые винты от Ми-24. Лопасти несущего и рулевого винтов оснащены электрической противообледенительной системой.

Первый полёт Ми-28

Отрыв от земли прототипа Ми-28 состоялся 10 ноября 1982 года. Первый опытный экземпляр вертолёта не нес управляемого вооружения и предназначался для снятия летно-технических характеристик. Испытания вооружения и ПрПНК начались на втором экземпляре в конце 1983 года. К 1986 году были подтверждены основные заявленные характеристики, а по ряду параметров их удалось превысить. Так как вертолёт по сравнению с Ми-24 обладал существенно большей манёвренностью, военные изъявили желание расширить диапазон допустимых перегрузок. Это было осуществлено после соответствующей доработки гидросистемы и лопастей. В 1987 году удалось довести Х-образный рулевой винт, после чего были окончательно определенны внешний облик и комплектация и характеристики Ми-28.

Вертолёт с максимальной взлётной массой 11500 кг мог взять на борт боевую нагрузку массой около 2000 кг. Масса топлива – 1500 кг. Максимальная скорость – 282 км/ч. Крейсерская – 260 км/ч. Статический потолок – 3450 м.

Ми-28А во время испытательного полёта

В начале 1988 года начались испытания модернизированного Ми-28А. Его первый публичный показ состоялся в 1989 году на авиационном празднике в Тушино. В ходе испытаний Ми-28А продемонстрировал возросшие лётные и боевые возможности. Модернизированный боевой вертолёт мог выполнять фигуры высшего пилотажа: «бочку» и «петлю Нестерова».

В комментариях к частям, просвещенным Ми-24 и Ка-29, прозвучали утверждения, что в отличие от стран НАТО Советскому Союзу ввиду его подавляющего превосходства в танках был не нужен противотанковый вертолёт. Дескать, поэтому на Ми-24 упор был сделан на использование неуправляемых средств поражения. Однако история появления противотанкового штурмовика Су-25Т и ярко выраженная противотанковая специализация перспективных боевых вертолётов свидетельствует о том, что советское высшее военно-политическое руководство рассматривало разные варианты развития событий в возможных конфликтах, и потому не отказывалось от создания летающих истребителей танков.

Советские боевые вертолёты нового поколения благодаря применению несущего винта с большим КПД в режиме висения, улучшению маневренности на малых скоростях, использованию прицельно-обзорных станций, позволяющих обнаруживать, брать на сопровождение в автоматическом режиме и применять оружие с предельной дистанции получили возможности недоступные ранее Ми-24. В отличие от перетяжелённой «двадцатьчетверки» Ми-28 в боевых условиях мог свободно зависать на месте, подпрыгивать вертикально над препятствиями двигаться боком и даже назад. Возможности вертолёта позволяли на предельно малой высоте передвигаться вдоль ложбин, оврагов, русла небольших рек. Всё позволяло быстро занять оптимальную позицию для применения управляемых противотанковых ракет и уклониться от наземных средств ПВО противника.

Применение вооружения обеспечивалось автоматизированной комбинированной обзорно-прицельной системой на гиростабилизированной платформе с высокой разрешающей способностью и углами обзора: 110…110 ° по азимуту и +13…-40 ° по углу места. В светлое время суток могут задействоваться два оптических канала с широким (3-х кратное увеличение) и узким полями зрения (13-ти кратное). При низком уровне освещённости используется оптико-телевизионный канал с 20-ти кратным увеличением. Лазерный дальномер-целеуказатель определяет текущую дальность до цели. Его данные используются бортовой ЭВМ для вычисления поправок при стрельбе из пушки, пуска НАР и при применении ПТУР.

Стандартный набор вооружения Ми-28 также свидетельствует о его ярко выраженной противотанковой направленности. Так с самого начала на вертолёте в качестве «главного калибра» планировалось использование ПТУР «Вихрь» с лазерной системой наведения. Хотя в дальнейшем по ряду причин от этой идеи отказались, основной арсенал для борьбы с бронетехникой всё равно внушает уважение – до 16 ПТУР «Штурм-В» или «Атака-В». Антенна передачи радиокоманд находится в носовой части вертолёта, удлинённый обтекатель антенны придаёт Ми-28 характерный легкоузнаваемый внешний вид.

Опытный экземпляр Ми-28, подготовленный для испытаний вооружения

Остальное вооружение вертолёта также не оставляет никаких сомнений для чего он был в основном предназначен. Но возможность применения с Ми-28 такого эффективного при ударах по площадным целям оружия как НАР, конечно же, сохранилась.

Однако количество подвешиваемых блоков по сравнению со «штурмовиком» Ми-24 сократилось в два раза. Возможность установки дополнительных пусковых для неуправляемых ракет имеется, но только за счёт отказа от ПТУР.

ПТУР 9М120 и блок НАР Б-8В20

В остальном, номенклатура вооружения Ми-28 такая же, как и на поздних модификациях Ми-24. Помимо ПТУР и НАР: УР ближнего воздушного боя Р-60М, подвесные контейнеры с 23-мм пушками, 30-мм автоматическими гранатометами, 12,7 и 7,62-мм пулемётами, контейнеры КМГУ-2, бомбы массой до 500 кг и зажигательные баки.

Подвижная пушечная установка с 30-мм пушкой 2А42 может наводиться с высокой угловой скоростью. Углы наводки электропривода пушки соответствуют углам обзора ОПС. Привод пушечной установки – электрический. Питание пушки осуществляется из патронных ящиков, закрепленных с двух сторон на турели. В зависимости от характера цели экипаж может выбрать тип снаряда (бронебойный или осколочно-фугасный) непосредственно в ходе выполнения боевого задания.

В 1993 году после прохождения первого этапа госиспытаний Ми-28А, было принято решение о подготовке его к серийному производству. Однако в условиях становления «рыночной экономики», проведения «шоковой терапии» и политической нестабильности денег для этого в «новой России» не нашлось. Будущее вертолёта «зависло в воздухе», при отсутствии заказов со стороны собственных вооруженных сил иностранные покупатели не спешили приобретать пусть и очень перспективную, но не серийную машину. К тому же заказчик в лице МО РФ явно благоволил к другому боевому вертолёту – одноместному Ка-50, который являлся очень серьёзным конкурентом.

Ко второй половине 90-х наметилось отставание от основного иностранного аналога – американского AH-64D Apache Longbow. Американцы сделали ставку на использование бортового радиолокатора миллиметрового диапазона и современных оптоэлектронных систем и процессоров управления вооружением. Это должно было существенно расширить возможности вертолёта ночью и в плохих метеоусловиях, повысить информационную осведомлённость экипажа, сократить время подготовки к использованию оружия, повысить число одновременно обстреливаемых целей и реализовать режим применения ПТУР «выстрелил и забыл». В сложившейся обстановке руководство ОКБ имени М.Л. Миля решило в инициативном порядке разрабатывать всесуточную модификацию боевого вертолёта Ми-28Н «Ночной охотник» с использованием надвтулочной антенны радиолокационного комплекса «Арбалет», работающего в миллиметровом диапазоне радиоволн.

Ми-28Н

Согласно данным, опубликованным в отечественных СМИ, РЛК «Арбалет» весит около 100 кг. В режиме просмотра земной поверхности радар способен обнаружить танк на дальности 12 км, колонну бронетехники с расстояния 20 км. В режиме картографирования и при полёте с огибанием неровностей земной поверхности, провода ЛЭП обнаруживаются на дальности 400-500 метров, а рельеф с уклоном более 10° – 1,5 км.

При работе по воздушным целям осуществляется круговой просмотр пространства. Самолёт размерности Су-25 может быть обнаружен на расстоянии 15 км, что с учётом введения в арсенал вертолёта УР воздушного боя Р-73 существенно повышает шансы на победу в воздушном бою. Радиолокатор также фиксирует атакующие вертолёт ракеты: так, ЗУР ПЗРК FIM-92 Stinger аппаратура видит на дистанции 5 км. Время реакции при работе по воздушным целям – 0,5 с. Радиолокационный комплекс способен одновременно сопровождать до 20 наземных или воздушных целей.

Однако было ясно, что использование одного только РЛК задачу резкого повышения боевой эффективности и обеспечения всесуточного применения не решит. Оптические и тепловизионные датчики, а также бортовой локатор с помощью вычислительных средств интегрированы в единую управляющую систему. При этом оборудование кабины и средства отображения информации подверглись кардинальной переработке. В распоряжении пилота и оператора вооружения имеется по три многофункциональных жидкокристаллических дисплея. Картографическая информация о рельефе местности района боевых действий загружается в банк цифровых данных и с высокой степенью разрешения формирует трехмерное изображение участка, где находится вертолет. Определение местоположение вертолёта с высокой точностью осуществляется по сигналам спутниковой системы позиционирования и с помощью инерционной навигационной системы. Комплекс бортового оборудования Ми-28Н обеспечивает пилотирование с огибанием рельефа местности, как в ручном, так и в автоматическом режиме, и позволяет работать на высотах 5-15 м.

Бортовой комплекс средств связи осуществляет обмен информацией (в том числе в закрытом режиме) с командными пунктами сухопутных войск, а также между вертолетами в группе и другими потребителями, располагающими необходимой связной аппаратурой. Экипаж вертолета также имеет возможность для получения внешнего целеуказания.

Защищённость Ми-28Н находится на уровне Ми-28А, но при его проектировании внедрялись мероприятия по снижению радиолокационной, визуальной и тепловой заметности, а также снижению шумности, что должно снизить уязвимость от наземных средств ПВО.

Благодаря наличию РЛС с надвтулочной антенной, экипаж Ми-28Н имеет возможность вести поиск целей, избегая визуально обнаружения противником. Выставив «макушку» антенны из-за естественного укрытия на местности (возвышенности, крон деревьев, строения и т.д.), можно скрытно осуществлять поиск целей, причем не только для себя, но для других машин, участвующих в атаке. Наметив объекты удара, боевой вертолёт осуществляет энергичный «подскок» и проводит атаку сверхзвуковыми ПТУР. В ряде отечественных источников говорится, что благодаря БРЛС “Арбалет” ракеты “Атака-В” с радиокомандной системой наведения могут круглосуточно применяться в режиме “выпустил и забыл”, но насколько это соответствует действительности сказать трудно.

Вооружение «Ночного охотника» в целом аналогично Ми-28А, но благодаря обновленному БРЭО боевые возможности вертолёта существенно возросли. Но, судя по всему, станции «Арбалет» устанавливаются далеко не на все Ми-28Н. Имеется много фотографий строевых машин, на которых надвтулочной антенны радиолокатора нет.

В ходе создания Ми-28Н конструкторы столкнулись с проблемой сохранения высоких летно-технических характеристик вертолета в условиях резкого увеличения функциональной нагрузки. Требовалось не только дать вертолёту «всесуточность», возможность полёта с огибанием рельефа местности, повысить поисково-разведывательные качества, но и сохранить высокую маневренность. Фигуры высшего пилотажа – бочки и перевороты с последующим разворотом, не только эффектно смотрятся на авиашоу, но и позволяют уклоняться от атаки противника и занять выгодное положение в воздушном бою.

В итоге разработчикам удалось реализовать задуманное без потери лётных данных. Нормальная эксплуатационная перегрузка Ми-28Н – 3g, что для вертолёта очень немало. Вертолёт способен совершать: петлю Нестерова, переворот Иммельмана, бочку, полёт боком, назад, вбок со скоростью до 100 км/ч, разворот с угловой скоростью до 117 градусов/с, с максимальной угловой скоростью крена более 100 град/с. Максимальный взлётный вес «Ночного охотника» увеличился до 12100 кг, для компенсации этого на вертолёте установили двигатели украинского производства ТВ3-117ВМА мощностью на взлётном режиме 2200 л.с.

После распада СССР сложилось так, что производственные мощности по строительству вертолётов остались в России, а производство двигателей к ним на Украине. В начале 2000-х в России приняли решение о создании собственного полностью независимого производства вертолётных двигателей на базе ОАО «Климов». В 2011 году под Санкт-Петербургом был заложен новый авиадвигательный завод, а в 2014 году сдана первая очередь завода. С относительно недавнего времени на строящиеся Ми-28Н устанавливаются российские двигатели ВК-2500П с взлётной мощностью 2400 л. с. и с уменьшенным удельным расходом топлива. Чрезвычайный режим позволяет в течение 2,5 мин снимать мощность 2800 л.с. Двигатели ВК-2500П оснащается современной электронной системой управления и противопожарной защитой. Благодаря внедрению новых конструктивных решений обеспечена повышенная надежность работы в условиях высоких температур и в высокогорье.

С двигателями ВК-2500П максимальная скорость Ми-28Н составляет 305 км/ч. Крейсерская – 270 км/ч. Масса боевой нагрузки – 2300 кг. Скороподъёмность – 13,6 м/с. Статический потолок – 3600 м. В отечественных источниках указываемая практическая дальность полёта колеблется от 450 до 500 км. При этом боевой радиус действия должен превышать 200 км.

Вертолет Ми-28Н впервые поднялся в воздух 14 ноября 1996 года. В 2005 году был подписан контракт на поставку до 2013 года 67 вертолётов Ми-28Н. Первый Ми-28Н из предсерийной партии передан вооруженным силам 5 июня 2006 года. Первые 4 Ми-28Н серийной постройки поступили в Центр боевого применения и переучивания лётного состава армейской авиации в 2008 году. По информации зарубежных военных справочников, по состоянию на 2016 год в Вооруженных силах России имелось более 90 Ми-28Н и учебно-боевых Ми-28УБ.

Совершенствование Ми-28Н продолжается. В российских СМИ появилась информация, что в июле 2016 года начались лётные испытания вертолёта Ми-28НМ (изделие 296). При сохранении основных элементов конструкции переработке подверглась основная часть БРЭО. Наиболее заметным внешним отличием является отсутствие на новой машине носового обтекателя антенны станции наведения управляемых ракет. Имеются сведения, согласно которым теперь в арсенал вертолёта войдут ПТУР с наведением по лазерному лучу. Для этого может использоваться дальномер-целеуказатель, имеющийся в составе оптико-электронной обзорной станции. Согласно другим данным ПТУР могут быть с полуактивной радиолокационной системой наведения. Это повысит помехозащищенность и может увеличить число одновременно обстреливаемых целей. Обнаружение и подсветка целей будет производиться БРЛС Н025 с размещением антенны в сферическом надвтулочном обтекателе. Сообщается, что локаторы планируется монтировать на все серийные вертолёты Ми-28НМ.

Ми-28НМ

В состав БРЭО нового вертолета входит нашлемная система целеуказания и индикации со стереовидением. Она предназначена для оперативного наведения бортового вооружения поворотом головы пилота. Изображение из системы технического зрения (включая прицельную марку) проецируется на закрепленный на шлеме пилота экран, и не мешает визуально контролировать внешнюю обстановку.

Впервые в отечественной практике на всех серийных вертолётах Ми-28НМ, помимо традиционной станции постановки радиолокационных помех и аппаратуры отстрела тепловых ловушек, планируется использование лазерной системы противодействия ракетам с ИК ГСН. Выживаемость также повысит наличие органов управления в кабине штурмана-оператора, он сможет взять на себя управление машиной и вернуться на аэродром в случае выхода пилота из строя.

Возможно, что изменения коснутся и артиллерийского вооружения вертолета. Ранее представители конструкторского бюро неоднократно заявляли о необходимости установки на вертолёт нового более лёгкого и точного 30-мм орудия. Государственные испытания модернизированного боевого вертолета Ми-28НМ планировалось начать в конце 2017 года.

Первым покупателем Ми-28НЭ стал Ирак, заказавший в 2012 году 15 вертолётов. Для поставок на экспорт разработана модификация Ми-28НЭ. Вопреки широко распространенному мнению экспортные машины не имеют «урезанных» боевых характеристик и отличаются от тех, что состоят на вооружении в ВС РФ средствами связи и системой государственного опознавания. Экспортная цена Ми-28НЭ официально не раскрывается, но согласно экспертным оценкам она составляет $ 18-20 млн., что примерно в 2,5-3 раза меньше, чем стоимость AH-64D Apache Longbow (Block III).

Иракский Ми-28НЭ

В соответствии с пожеланиями иностранных заказчиков Ми-28НЭ комплектуется двойным управлением, позволяющим вести пилотирование из кабины штурмана-оператора и БРЛС с надвтулочной антенной.

Ми-28НЭ предназначенный для ВВС Алжира во время облёта

Еще более привередливым заказчиком оказался Алжир. Боевые вертолёты, предназначенные для этой страны, оснащены радиолокационными станциями нового поколения Н025Э и лазерной системой противодействия ПЗРК, чего пока нет в вооруженных силах России. В марте 2014 года Алжир заказал 42 Ми-28НЭ, первая партия вертолётов уже передана заказчику.

Несмотря на то, что Ми-28Н относительно недавно принят на вооружение и построено их не слишком много, вертолёт уже успел положительно зарекомендовать себя в боевых действиях. Иракские Ми-28НЭ и Ми-35М активно участвуют в боевых действиях против исламистов. Боевые вертолёты иракской армии оказали существенную поддержку наземным подразделениям во время сражения за Мосул и наносили удары по позициям противника в районе Эль-Фаллуджа. Согласно заявлениям иракских представителей, при этом, как правило, использовались неуправляемые средства поражения – главным образом 80-мм НАР С-8. После пуска неуправляемых ракет зачастую велся обстрел из 30-мм пушек. Объектами атак боевых вертолётов были различные укрепления и узлы обороны, артиллерийско-миномётные позиции и места скопления живой силы. Управляемое ракетное вооружение применялось относительно редко, целями для ПТУР в основном являлись различные транспортные средства и пикапы с вооружением. В ряде случаев управляемые ракеты применялись по отдельным огневым точкам и наблюдательным пунктам. Боевые вылеты «Ночных охотников» осуществлялись главным образом в светлое время суток, ночные полёты носили эпизодический характер. Таким образом, можно констатировать, что с учетом преимущественного использования НАР боевая эффективность Ми-28НЭ, на котором установлено весьма продвинутое БРЭО и имеется возможность результативно действовать ночью, находится примерно на одном уровне с Ми-35М. Такое использование современных боевых вертолётов является нерациональным, и, скорее всего, является следствием низкого уровня планирования боевых операций и слабой подготовки иракских экипажей.

В марте 2016 года Авиационная группа ВВС России в Сирии была усилена несколькими Ми-28Н. После объявления о выводе части российской авиационной группировки эти машины подключились к непосредственной поддержке правительственных сирийских сил. Вскоре после этого были опубликованы кадры боевого применения противотанковых ракет с вертолетов Ми-28Н против бронетехники исламистов в районе сирийской Пальмиры. Также на записи есть кадры с уничтожением здания, в котором укрылись боевики. В отличие от иракцев наши экипажи наряду с НАР и пушками достаточно активно применяли управляемые ракеты, в том числе и ночью.

К сожалению, не обошлось без лётных происшествий. 12 апреля 2016 года в ходе ночного полёта потерпел катастрофу Ми-28Н, оба члена экипажа погибли. Как сообщается, вертолёт не был обстрелян, а разбился в условиях плохой видимости из-за потери пространственной ориентировки летчиком. Следующее происшествие с «Ночным охотником» в Сирии произошло 6 октября 2017 года. В провинции Хама при выполнении задачи по сопровождению вертолета Ми-8 из-за технической неисправности совершил вынужденную посадку вертолет Ми-28Н, экипаж при этом не пострадал. Осмотр вертолёта показал отсутствие огневого воздействия со стороны противника.

В настоящее время жизненный цикл боевого вертолёта Ми-28, по сути, только начинается. Экономические неурядицы и отсутствие в прошлом внимания власть предержащих к собственным вооруженным силам не давали наладить крупносерийное производство и накопить достаточный опыт эксплуатации современной вертолётной техники. Поэтому на Ми-28Н до сих пор не излечены «детские болячки» и его надежность и наработка на отказ пока хуже, чем у Ми-35М.

Также можно отметить, что управляемое вооружение и ряд бортовых электронных систем, разработанные ещё в советское время, уже не в полной мере соответствуют современным требованиям. Впрочем, всё это вполне решаемо: при наличии политической воли и выделении необходимых ресурсов новые модификации Ми-28 способны соответствовать самым высоким мировым стандартам и составить достойную конкуренцию боевым вертолётам «вероятных партнёров».

Источник: https://topwar.ru/
Автор: Линник Сергей

Похожее изображение

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, поделитесь с друзьями и заглядывайте по рекламным ссылкам!