Перспективы внедрения IT-технологий в государственном секторе России

Картинки по запросу ит-технологииРоссийский рынок информатизации госсектора в 2016 году находится на переломном этапе. Его рублевый объем сохраняет стабильность, но учитывая подорожание иностранных ИТ-продуктов, заказчики могут позволить себе гораздо меньше, чем еще два года назад. В этой связи серьезно меняется структура спроса – новые проекты стали запускаться реже, фокус сместился на развитие внедренных решений и оптимизацию инфраструктуры. Ведомства все чаще обращают внимание на открытое программное обеспечение и присматриваются к модели государственно-частного партнерства. ИТ-бюджеты федеральных органов власти в 2016 году, как ожидается, могут увеличиться в пределах 10% до 106,2 млрд рублей.

Картинки по запросу ит-технологии

Рейтинг ИКТ-расходов федеральных ведомств исполнительной власти

Название ОГВ ИТ-бюджет в 2016 году, тыс. руб. ИТ-бюджет в 2015 году, тыс. руб. Динамика 2016/2015, %
1 ПФР 12 565 912 11 705 326 7,4
2 МВД 12 184 689 7 223 373 68,7
3 Федеральное казначейство 11 786 894* 7 925 467* 48,7
4 ФНС 11 210 106 8 565 094 30,9
5 Минкомсвязи 9 023 104* 2 170 770* 128,3
6 Судебный департамент при ВС РФ 7 961 715 6 677 092 19,2
7 ФТС 4 479 714 3 703 490 21,0
8 Минобороны 2 935 180 1 807 143 62,4
9 ФСС 2 728 255* 2 753 447 -0,9
10 Росстат 2 489 122 1 679 160 48,2
11 ФМС 2 301 988* 5 595 539 -58,9
12 Минтранс 2 063 643 2 214 802 -6,8
13 МЧС 1 603 535 2 629 579 -39,0
14 Минфин 1 521 729 1 165 353 30,6
15 Генпрокуратура 1 472 167 1 805 431 -18,5
16 ФССП 1 333 543 1 854 295 -28,1
17 ФСИН 1 304 588 2 054 144 -36,5
18 Росреестр 1 213 069 2 833 815 -57,2
19 Следственный комитет 1 089 214 2 702 549 -59,7
20 Минздрав 847 040 756 038 12,0
21 МИД 781 719 1 070 485 -27,0
22 Минэкономразвития 772 275 821 954 -6,0
23 Росавтодор 721 380 1 264 796 -43,0
24 Росприроднадзор 642 005 125 229 412,7
25 Роспотребнадзор 623 834 623 746 0,0
26 Минсельхоз 552 922 226 220 144,4
27 Росимущество 544 817 706 536 -22,9
28 Минтруд 466 014 358 612 30,0
29 Роскомнадзор 445 338 453 582 -1,8
30 Роструд 423 395 264 443 60,1
31 Минпромторг 422 418 876 322 -51,8
32 Росрезерв 420 856 500 426 -15,9
33 ФСКН 396 991 495 460 -19,9
34 ФСТ 366 616 228 446 60,5
35 Россельхознадзор 326 347 245 816 32,8
36 Ространснадзор 325 686 339637 -4,1
37 Минприроды 305 372 249 696 22,3
38 Рособрнадзор 298 587 447 440 -33,3
39 Ростуризм 280 637 200 508 40,0
40 Минрегион 277 232 251 207 10,4
41 ФФОМС 273 553 224 001 22,1
42 Счетная палата 272 610 244 138 11,7
43 Ростехнадзор 257 375 262 685 -2,0
44 Управделами Президента 220 856 624 827 -64,7
45 Росфиннадзор 217 990 274 419 -20,6
46 ФАНО 215 032 309 664 -30,6
47 Росстандарт 212 780 182 600 16,5
48 Минстрой 198 306 151 408 31,0
49 Минюст 195 600 223 006 -12,3
50 Минэнерго 182 460 856 979 -78,7
51 Росфинмониторинг 181 484 489 896 -63,0
52 Росздравнадзор 177 435 180 128 -1,5
53 Росалкогольрегулирование 176 697 416 870 -57,6
54 Росавиация 152 055 124 820 21,8
55 Верховный Суд 143 745 136 675 5,2
56 ФАС 139 869 165 894 -15,7
57 Росводресурсы 118 902 68 703 73,1
58 Минобрнауки 118 572 141 256 -16,1
59 Минвостокразвития 111 812 83 192 34,4
60 Росархив 110 131 88 293 24,7
61 Совет Федерации 100 732 165 024 -39,0
62 Роснедра 90 450 113 824 -20,5
63 Росграница 89 377 124 406 -28,2
64 Федеральное агентство лесного хозяйства (Рослесхоз) 87 057 482 875 -82,0
65 Минкультуры 85 962 622 850 -86,2
66 Росаккредитация 75 088 45 488 65,1
67 Росморречфлот 65 998 16 798 292,9
68 ФМБА 55 633 56 514 -1,6
69 Росрыболовство 54 329 60 402 -10,1
70 Конституционный Суд 51 357 58 765 -12,6
71 Россотрудничество 39 550 52 910 -25,3
72 Минкавказ 38 727 45 923 -15,7
73 Минспорт 37 900 38 843 -2,4
74 Роспечать 35 003 33 064 5,9
75 Спецстрой 30 630 43 845 -30,1
76 Россвязь 25 699 27 146 -5,3
77 Росгидромет 18 885 20 053 -5,8
78 Росжелдор 17 562 13 983 25,6
79 ФАДН 15 165 12 004 26,3
80 ФСВТС 14 902 17 414 -14,4
81 Роспатент 13 278 13 278 0,00
82 Уполномоченный по правам человека в РФ 6 350 8 782 -27,7
83 ГФС 4 418 70 204 -93,7
84 Росмолодежь 1 952 3 158 -38,2
85 Центризбирком н/д 2 067 303 н/д
86 ВАС н/д 727 994 н/д
87 ФСБ н/д 193 000 н/д
88 Рособоронпоставка н/д 58 346 н/д
89 Рособоронзаказ н/д 37 397 н/д
90 Минкрым н/д 24 739 н/д
91 Роскосмос н/д 9 029 н/д
Всего 106 242 911 98 087 280 8,3

Символом * отмечены согласованные Минкомсвязью расходы на ИКТ. Остальные цифры носят статус ориентировочных и отражают запросы ведомств, которые могут быть скорректированы по результатам согласования.

ИТ-бюджеты регионов покажут схожую динамику, достигнув 38,7 млрд рублей. Разрыв по величине ИТ-бюджетов между регионами лидерами и отстающими остается колоссальным.

Региональные бюджеты на мероприятия по информатизации

Регион Общий объем финансирования в 2015 г., тыс. руб. Общий объем финансирования в 2016 г., тыс. руб. Изменение 2016/2015, %
1 г. Москва (1) 13838543 14602357 5,5
2 г. Санкт-Петербург(2) 2403653 2328945 -3,1
3 Московская область (30) 2222912 1637193 -26,3
4 Республика Татарстан (11) 1394161 1285064 -7,8
5 Новосибирская область (7) 898286 1269736 41,4
6 Ленинградская область (53) 912216 1129076 23,8
7 Республика Коми (29) 954054 1026334 7,6
8 ХМАО (3) 571731 831118 45,4
9 Ростовская область (25) 693074 800696 15,5
10 Самарская область (28) 367951 791834 115,2
11 Тульская область (34) 598175 745115 24,6
12 Челябинская область (24) 429259 645462 50,4
13 Тюменская область (6) 518514 629048 21,3
14 Республика Крым 66129 627277 848,6
15 Красноярский край (35) 600805 601606 0,1
16 Хабаровский край (9) 541677 590619 9
17 Камчатский край (36) 428867 484057 12,9
18 Воронежская область (45) 634735 441347 -30,5
19 Пермский край (23) 318681 342309 7,4
20 Вологодская область (40) 238021 303348 27,4
21 Белгородская область (32) 439851 300540 -31,7
22 г. Севастополь 100001 300000 200
23 Ставропольский край (33) 171777 295711 72,1
24 Липецкая область (57) 347173 292902 -15,6
25 Калужская область (14) 267813 288144 7,6
26 ЯНАО (4) 248503 281507 13,3
27 Краснодарский край (55) 193756 276700 42,8
28 Свердловская область (8) 350649 270376 -22,9
29 Сахалинская область (12) 215365 258080 19,8
30 Республика Мордовия (59) 171309 240535 40,4
31 Оренбургская область (58) 266466 236510 -11,2
32 Архангельская область (67) 316014 229314 -27,4
33 Республика Саха (Якутия) (52) 211159 225159 6,6
34 Приморский край (22) 186853 223315 19,5
35 Ульяновская область (49) 240715 220336 -8,5
36 Смоленская область (50) 214938 199714 -7,1
37 Мурманская область (16) 89550 186740 108,5
38 Ненецкий АО (80) 173744 185717 6,9
39 Магаданская область (15) 161202 184989 14,8
40 Иркутская область (43) 209275 182856 -12,6
41 Волгоградская область (56) 164978 159019 -3,6
42 Курская область (74) 164135 158269 -3,6
43 Алтайский край (68) 194409 158065 -18,7
44 Калининградская область (5) 235225 145156 -38,3
45 Республика Башкортостан(31) 107012 141461 32,2
46 Тамбовская область (48) 159094 139026 -12,6
47 Амурская область (75) 139076 127608 -8,2
48 Владимирская область (20) 155375 125197 -19,4
49 Курганская область (62) 128756 100001 -22,3
50 Кемеровская область (27) 66027 96901 46,8
51 Республика Марий Эл (26) 93452 95982 2,7
52 Еврейский АО (71) 39576 91648 131,6
53 Удмуртская Республика (37) 104783 84236 -19,6
54 Тверская область (41) 72751 72896 0,2
55 Псковская область (44) 71458 72083 0,9
56 Республика Дагестан (82) 65998 70902 7,4
57 Томская область (18) 30910 67558 118,6
58 КБР (79) 64819 64793 0
59 Орловская область (66) 57436 57007 -0,7
60 Пензенская область (21) 57993 55471 -4,3
61 Ярославская область (17) 47342 54272 14,6
62 Республика Адыгея (61) 74284 53693 -27,7
63 Рязанская область (38) 42793 46801 9,4
64 Астраханская область (46) 40076 45244 12,9
65 Саратовская область (51) 38991 42032 7,8
66 Республика Бурятия (63) 37897 41958 10,7
67 Ивановская область (60) 92751 32693 -64,8
68 Новгородская область (42) 22589 32488 43,8
69 Республика Алтай (70) 48653 30021 -38,3
70 Чувашская Республика (13) 39892 29739 -25,5
71 РСО-Алания (77) 22644 29491 30,2
72 Омская область (39) 57585 27715 -51,9
73 Республика Карелия (10) 18842 27653 46,8
74 Нижегородская область (19) 40550 25573 -36,9
75 Республика Хакасия (47) 36220 25000 -31
76 Республика Тыва (78) 15928 19481 22,3
77 Республика Калмыкия (69) 11130 18000 61,7
78 Кировская область (65) 28684 13592 -52,6
79 Брянская область (73) 11849 13193 11,3
80 Костромская область (64) 19756 12636 -36
81 Республика Ингушетия (81) 19925 12460 -37,5
82 Чукотский АО (54) 18704 11060 -40,9
83 КЧР (76) 0 10998
84 Забайкальский край (72) 3110 6710 115,7
85 Чеченская Республика (83) 37491 1494 -96
Всего: Российская Федерация 36208470 38738894 7

Источник: Минкомсвязи России

(*) – позиция региона в рейтинге Минкомсвязи по уровню развития информационного общества, учитывающим 58 показателей по семи подындексам: человеческий капитал, инфраструктура ИКТ, электронное правительство, использование ИКТ в домохозяйствах и населением, ИКТ в культуре, ИКТ в сфере предпринимательства и торговли, ИКТ в здравоохранении.

Картинки по запросу ит-технологии

Выручка ИТ-компаний от проектов в госсекторе, если судить в среднем и в рублях, также увеличивается. Из 30 компаний, вошедших в ранкинг 2016 года, 23 показали позитивную динамику, а 9 из них выросли более чем на 50%.

Выручка ИТ-компаний от проектов в госсекторе России

Компания Выручка от проектов в госсекторе за 2015 год, тыс. руб. Выручка от проектов в госсекторе за 2014 год, тыс. руб. Динамика выручки 2015/2014
1 Техносерв 15 639 427 11 374 239 37,5%
2 Систематика 9 489 214 5 037 409 88,4%
3 ITG 8 528 880 7 982 640 6,8%
4 Ай-Теко 7 158 612 3 096 063 131,2%
5 ЛАНИТ 5 235 363 4 220 624 24,0%
6 КРОК 5 196 161 3 931 003 32,2%
7 Системы и Связь 3 519 000 3 014 000 16,8%
8 ФОРС 3 454 000 2 700 543 27,9%
9 Информзащита 2 637 596 1 528 586 72,6%
10 Астерос 2 265 696 2 093 115 8,2%
11 Tegrus 2 229 000 2 510 000 -11,2%
12 НИИ Восход 2 185 245 2 515 040 -13,1%
13 Maykor 1 929 415 2 237 365 -13,8%
14 БФТ 1 818 402 1 429 232 27,2%
15 Сириус 1 810 593 2 063 910 -12,3%
16 БАРС Груп 1 791 000 1 458 000 22,8%
17 Амтел-сервис 1 652 579 412 000 301,1%
18 Парус 1 605 670 1 719 040 -6,6%
19 РТ-Лабс * 1 500 000 500 000 200,0%
20 АйТи 1 402 500 1 650 000 -15,0%
21 АМТ Груп 981 602 933 190 5,2%
22 ЭОС 643 490 632 067 1,8%
23 Нетрика 518 730 312 403 66,0%
24 Сервити 487 000 217 000 124,4%
25 Comparex 432 113 241 265 79,1%
26 Национальный центр информатизации * 420 000
27 Артвелл 329 000 280 000 17,5%
28 Норбит 302 800 249 200 21,5%
29 УЦСБ 295 520 187 495 57,6%
30 Digital Design 281 000 240 000 17,1%
Итого 85 739 608 64 765 429

* – по оценкам TAdviser

Оценки перспектив импортозамещения

Несмотря на то, что перспективы импортозамещения в госсекторе высоко оцениваются российскими компаниями, сам процесс будет проходить медленно и с “большой кровью”. В условиях падения бюджета он неизбежен, хотя и говорится пока больше, чем реально делается, считают опрошенные TAdviser эксперты.

Картинки по запросу ит-технологии

Миграция на новые технологии и продукты всегда сопряжена с появлением различных технических проблем и неудобств, а сталкиваться с их решением большинство руководителей не хотят. Поэтому некоторые участники рынка говорят о необходимости наращивания давления со стороны государства, чтобы процесс замены иностранных решений имел успех.

Участники рынка ИТ не очень верят в быстрое импортозамещение. Там, где вопросы касаются безопасности и технологической независимости органов власти и управления, задачи импортозамещения будут решены и деньги на них найдутся, считает Владимир Андреев, президент компании “ДоксВижн”, добавляя, что в других вопросах импортозамещение будет тормозиться недостатком средств.

Мне кажется, за последние два года уже ко всем пришло понимание того, что импортозамещение – это не дешевле, а дороже. Дороже сегодня, хотя в перспективе, с учетом рисков и возврата инвестиций, может оказаться и дешевле. Очевидно, что решение задачи импортозамещения в области ПО для госорганов – это не кампания, а длительный процесс, который потребует как времени и денег, так и кропотливого управления. И, если время и деньги – это ресурсы, которые вполне могут быть найдены, то по части управления пока все гораздо менее очевидно, т.к. пока не видится какого-то института, который способен управлять этой программной комплексно, – отмечает президент “ДоксВижн”

Принятые законодательные акты по поддержке развития отечественной ИТ индустрии помогают многим российским компаниям выйти на рынок и выстоять в конкурентной борьбе с зарубежными компаниями, добавляет Дмитрий Комиссаров, генеральный директор “Новых облачных технологий”. Особенно важную роль, по его мнению, играет появляющийся контроль за закупками ПО, которые выполняют государственные органы и компании.

К сожалению, в силу инертности, часть структур предпочитает минимизировать усилия по изменению ИТ инфраструктуры и адаптации к отечественному ПО, и стремятся напоследок осуществить масштабные закупки зарубежного программного обеспечения. По оценкам данных портала государственных закупок, объем заявок за первое полугодие 2016 года превысил закупки 2015 года. Однако, уже сейчас анонсировано несколько важнейших проектов, подтверждающих жизнеспособность стратегии импортозамещения, добавляет эксперт

К таким примерам он относит проект Федеральной службы судебных приставов по развертыванию информационной системы на базе операционной системы ГосЛинукс, позволяющий отказаться от закупок ПО Microsoft на несколько сотен миллионов рублей. Другой пример – завершение проекта миграции СУБД Oracle на PostgreSQL в системе электронного документооборота правительства Московской области. Есть и ряд других интересных проектов, особенностью которых является готовность ключевых руководителей ИТ-компаний к изменениям, что, как правило, является залогом успеха подобных проектов, добавляет Комиссаров.

В перспективе 5-10 лет, считает он, задача импортозамещения в госсекторе будет преимущественно решена.

Татьяна Толстова, заместитель генерального директора компании “Крок” по работе с госсектором, добавляет, что до полной замены всего существующего западного ПО мы если и дойдем, то в перспективе нескольких лет.

Есть такие сложные продукты, как система управления базами данных СУБД отOracle, которую заменяют сейчас, например, на PostgreSQL. Но когда речь идет о гигантском объеме данных, то непонятно, насколько заменяемая СУБД сможет обеспечить быстродействие. А вот, например, почту мы уже активно заменяем на открытое ПО Zimbra, уже сделали внедрение в мировых судах, ЕМИАС, также заменяем платформу виртуализации VMware на OVirt в Росстате (см подробнее), рассказывает Толстова

Илья Веригин, руководитель направления аналитики и работы с госсектором корпорации ЭЛАР, оценивает перспективы импортозамещения как высокие, приводя в пример решения 1С, которые замещают SAP, продукты “Доксвижн” и ЭОС, которые приходят на смену EMC Documentum, а также решение “ЭЛАР Саперион”, замещающее IBM FileNet. Лишь по некоторым направлением, считает Веригин, импортозамещать пока нечем, а разработка сложна и займет много времени.

Картинки по запросу ит-технологии

В свою очередь, Дмитрий Трофимов, заместитель руководителя коммерческой дирекции группы “Астерос”, предлагает идею перекупки технологий и их адаптацию под существующие задачи силами отечественного научного потенциала. В этом случае, считает он, стратегия импортозамещения может сработать.

Важно на уровне государства “дирижировать” этим процессом, чтобы его участники на всех уровнях взаимодействия двигались в одну сторону, понимали общую цель, видели взаимосвязь своих усилий с другими, а также понимали конечный результат, – говорит представитель “Астерос”

О необходимости наращивания давления со стороны государства говорит и Александр Гольцов, генеральный директор “АМТ-Груп”. По его словам, это требуется, потому как миграция на новые технологии и продукты всегда сопряжена с появлением различных технических проблем и неудобств, а сталкиваться с их решением большинство руководителей не хотят.

Алексей Пилипчук, генеральный менеджер Tegrus, считает, что быстрого эффекта в данном вопросе быть не может – “образно говоря, нельзя без последствий выдернуть фундамент из под многоэтажного дома”.

“Процесс импортозамещения требует вдумчивого и последовательного подхода, но начинать эту работу придется”, – говорит Пилипчук.

В компании Maykor также не ожидают массового перехода на российские ИТ-продукты. С учетом ограниченности ИТ-бюджетов, отсутствия российских аналогов ряду импортных систем и заявленного пути в “гособлако” к вопросу обновления своей ИТ-инфраструктуры ведомства будут подходить очень взвешенно, уверена вице-президент по маркетингу Maykor Ирина Семенова.

“Правильным тренд” считает импортозамещение президент ГК “Корус Консалтинг” Александр Семенов, но и он отмечает, что проходить процесс будет “медленно и с большой кровью”. В то же время, падение бюджета он считает стимулом для импортозамещения.

Здесь главное не заниматься псевдоимпортозамещением, когда будут делать все то же самое, но западные вендоры скроются под ширмой bundle решений якобы российского производства, – предупреждает эксперт

Перспективы государственно-частного партнерства 

Из ответов респондентов можно сделать вывод, что государственно-частное партнерство (ГЧП) может быть перспективным, однако такое сотрудничество имеет ограниченный потенциал. В частности, по мнению экспертов, механизм ГЧП сегодня прописан в законе в основном в интересах крупного бизнеса. Главной же проблемой является юридическая незащищенность интересов предпринимателей в отношениях с государством. Кроме того, законодательство устроено достаточно консервативно и в ряд задач, которые государство могло бы и хотело бы отдать на аутсорсинг бизнесу, войти коммерческим компаниям невозможно из-за нормативных ограничений.

Картинки по запросу ит-технологии

Для динамичного развития ГЧП необходима глобальная общегосударственная политика и четкий вектор развития. По мнению экспертов, возможно даже нужен выделенный регулятор подобной деятельности и единая площадка для заключения сделок.

Реальный интерес к государственно-частному партнерству в сфере ИТ пока проявляют лишь крупнейшие банки и телекоммуникационные операторы. ИТ-компании опасаются рисков и инвестиций без гарантии возврата

Значительный всплеск ИТ-проектов по модели ГЧП, как на федеральном, так и на региональном уровнях будет только тогда, когда свою эффективность покажут действующие проекты государственно-частного партнерства, считает вице-президент Maykor Ирина Семенова.

Наиболее заметные ГЧП-проекты по состоянию на 2016 год реализуются в Московской области. В частности, это создание системы оплаты проезда в общественном транспорте (партнер – “Сбербанк”), видеофиксации нарушений правил дорожного движения (партнер “МВС Груп”), ИТ-системы ЖКХ и электронных дневников (партнер – “Ростелеком”).

ГЧП перспективно в сервисах, которые напрямую выходят на граждан или коммерческие организации, и позволяют себя монетизировать через дополнительные услуги, констатируетТимур Меджитов, заместитель директора по работе с органами власти компании Directum.

Модель интересна, но требует от частной компании гигантских инвестиций, возврат которых в российских условиях не всегда гарантирован, объясняет генеральный директор “Айтоники”Алексей Болдырев. Механизм ГЧП прописан в законе в основном в интересах крупного бизнеса, наверное, для десятка-другого игроков российского рынка, добавляет он.

ГЧП в государственной информатизации развивается параллельно секвестрованию ИТ-бюджетов, и служит весьма надёжной антикризисной мерой, считает Галина Ахмерова, заместитель гендиректора “БАРС Груп” по коммерции и развитию бизнеса. Интерес к данной модели проявляют крупные банки и телекоммуникационные компании, готовые вкладывать свои деньги в госинформатизацию, а в качестве их подрядчиков могут выступать уже ИТ-компании.

Александр Семенов, президент ГК “Корус Консалтинг”, высоко оценивая перспективы ГЧП, напоминает о проблемах тарификации, которая должна быть подъемной для потребителей.

Мы видим пример “Платона” – идея правильная, но по факту мы получили достаточно большую социальную напряженность, – добавляет президент «Корус Консалтинг»

Государственно-частное партнерство может хорошо работать в городах с большой плотностью населения, таких как Москва, Санкт-Петербург и другие, но не годится для малонаселенных областей, где сложно развивать частный бизнес, уверен Вадим Злобин, генеральный директор”Систематика Консалтинг”.

Кроме того, по его мнению, частные компании и государственные организации имеют разные цели. У частных компаний – это получение прибыли, у госорганов – оказание услуг всем категориям граждан. Возникает конфликт интересов, что несет риск развала партнерства. Крайне непросто в проектах, реализуемых по схеме ГЧП, поддерживать этот баланс.

Картинки по запросу ит-технологии

ГЧП дает возможность разделить ответственность за успешность проекта с подрядчиком, делая тем самым его заинтересованным в эффективности проекта, его качестве и надежности. Для государства это также может быть возможностью оптимизации единовременных инвестиций, разнесения их и по времени и привязки к достижению нужных показателей (KPI), – отмечает заместитель руководителя коммерческой дирекции группы “Астерос” Дмитрий Трофимов

В качестве примера он приводит проект создания общественных сетей Wi-Fi в метро: По сути, в обмен на доступ к инфраструктуре, город и горожане получили бесплатную возможность доступа в интернет в любой точке подземки. Возврат инвестиций в этом случае полностью переносится на сторону оператора.

Одна из главных проблем ГЧП – юридическая незащищенность интересов предпринимателей в отношениях с государством и консервативное законодательство.

Для динамичного развития этого направления необходима глобальная общегосударственная политика и четкий вектор развития, уверен Сергей Эйсымонт, заместитель директора департамента комплексных проектов “Ланит”. Возможно, нужен выделенный регулятор подобной деятельности и единая площадка для заключения сделок – своего рода “ярмарка госвакансий”, добавляет он.

Сотрудничество в форме ГЧП выгодно обеим сторонам только в том случае, если государство дает определенные и твердые гарантии, а их добиться под силу только крупному бизнесу, соглашается коммерческий директор “ФОРС – Центр разработки” Евгений Ефименко.

Вообще, государственно-частное партнерство является одним из механизмов реализации крупных проектов, экономически непосильных или сложных в краткосрочной перспективе для государства и бизнеса по отдельности, и поэтому для сохранения баланса рыночной модели оно должно сочетаться со свободной конкуренцией. Причем, компании для такого партнерства не должны просто выбираться или назначаться сверху – так же, как не должны создаваться новые целевые компании под какие-то определенные проекты. А у нас, к сожалению, сегодня это именно так. Создание государственно-частных предприятий должно происходить только на основе открытого конкурса инвестиционных проектов, чтобы ИТ-компании участвовали в нем на равных и побеждали сильнейшие. При этом участники таких проектов со стороны бизнеса должны нести полную ответственность за потраченные средства и полученные результаты, – говорит Ефименко

Риски в проектах ГЧП возникают не только у коммерческих компаний, но и у чиновников.

Из 200 человек, находящихся сейчас под следствием в Коми, 150, думаю, это ГЧП… Птицефабрика, строительство, фермы… Большинство из этих объектов были в форме ГЧП. А там легко “приклеить” неэффективность, интересы третьих сторон, – говорил в интервью TAdviser Александр Селютин, в 2010-2015 годах ИТ-директор республики Коми

В сфере ИТ в Коми, по словам Селютина, проекты в форме ГЧП также планировались, но не состоялись: “Слава Богу, не успели”.

Поручение президента о единой инфраструктуре

21 июля 2016 года президент России Владимир Путин поручил премьер-министру Дмитрию Медведеву разработать и внести в Госдуму федеральный закон о преимущественном использовании государственными органами единой инфраструктуры электронного правительства «для повышения безопасности и устойчивости работы информационных систем органов государственной власти». Об этом говорится на сайте Кремля.

Путин поручил создать единую инфраструктуру электронного правительства. Документ должен утвердить состав и требования к элементам единой инфраструктуры, в том числе инженерной части, которая включает сети связи, центры обработки данных и систему информационной безопасности. Функции каждого элемента должны быть закреплены, а использование аналогов со временем ограничено.

Также кабмин должен проработать переходный период, в течение которого госорганы перейдут на единую инфраструктуру при создании и эксплуатации государственных информационных систем и получении услуг предоставления программного обеспечения и оборудования по облачным технологиям в интересах органов исполнительной власти и органов местного самоуправления.

Кроме того, законопроект должен определить оператора инфраструктуры и исполнителя работ по созданию и эксплуатации всех ее элементов. Им должен быть оператор связи, занимающий существенное положение в сети связи общего пользования на территориях не менее чем двух третей регионов России.

В поручении говорится о том, что надо определить правовые и экономические механизмы поэтапного перехода на финансирование создания, развития и эксплуатации единой инфраструктуры с привлечением внебюджетных средств.

Поручение президента должно быть выполнено до 1 января 2017 года.

Оценки перспектив “Гособлака” участниками ИТ-рынка перед стартом проекта

В ходе опроса, проведенного в мае-июне 2016 года, TAdviser попросил отечественных вендоров и интеграторов, работающих на рынке информатизации госсектора, оценить перспективы “гособлака” (тенденций консолидации вычислительных ресурсов ведомств). Практически все опрошенные эксперты положительно оценивают будущее данной тенденции. В частности, в ходе опроса звучали такие эпитеты как “перспективное”, “эффективное”, “практичное”, “выгодное”, “полезное”, “правильное” и т.д.

Развитие современных информационных систем непосредственно связано с развитием облачных решений и, технологически, этот путь является перспективным и экономически выгодным. Использование облачных технологий в частном облаке или в гособлаке позволяет решить вопросы безопасного хранения и обработки данных, быстро провести информатизацию, – уверен Дмитрий Комиссаров, генеральный директор “Новых облачных технологий”

Технологически, по его мнению, реализация возможна несмотря на масштабы проекта, и что важно – реализация возможна с широким использованием отечественного ПО. Государство готов принять ряд шагов на пути к созданию такой инфраструктуры, добавляет эксперт. Наиболее сложным здесь является организационный вопрос выбора оператора – как только он будет решен, процесс можно будет считать начавшимся, считает Комиссаров.

По мнению генерального директора “АМТ-Груп” Александра Гольцова, “гособлако” является очень правильным направлением развития, так как оно позволит существенно оптимизировать инвестиции в инфраструктуру, а также обеспечить выполнение требований информационной безопасности.

Картинки по запросу ит-технологии

При этом, если с технологической стороны задача выглядит вполне решаемой, то с правовой и организационной могут быть проблемы. Главным образом это касается вопросов конфиденциальности данных.

Основные барьеры были и остаются больше не в технологической плоскости, а скорее – в юридической. Сейчас нет достаточного нормативного поля, которое позволит взять данные и информационные системы ведомств и разместить на одном сервере или в одном ЦОДе. Даже на федеральном уровне. Кроме того, чтобы инициатива “гособлака” была интересна ведомствам, необходимо проработать вопросы финансирования. Сейчас ведомство за необходимую ему информационную систему “голосует рублем”, – говорит Сергей Эйсымонт, заместитель директора департамента комплексных проектов “Ланит”. – Кто будет заказчиком в случае “гособлака” – мне не очень понятно

Если это будет зона ответственности оператора, то без проработки необходимых юридических техник интерес функционального заказчика будет менее защищен, чем сейчас. Как следствие, добавляет Эйсымонт, появляется риск снижения релевантности внедряемых решений бизнес-задачам, которые необходимо информатизировать.

О правовой стороне вопроса говорит и генеральный директор “Айтоники” Алексей Болдырев. По его словам, пока еще не выработан механизм передачи ответственности за хранение весьма чувствительных конфиденциальных данных в потенциальном “гособлаке” от ведомства, которое их генерирует, к ведомству, которое управляет будущим “гособлаком”.

Построить большой ЦОД и забить его данными – это техническая проблема, и она решаема. Сложности, как представляется, лежат скорее в правовой и организационной плоскости, – отмечает гендиректор “Айтоники”

Проблем организационного характера ожидает и Владимир Андреев, президент “ДоксВижн”. Так или иначе, все ИТ-сервисы уйдут в облачную инфраструктуру, в особенности в иерархических структурах госсектора это выгодно и эффективно, говорит он. Однако по большей части это будут гибридные облака – когда ядро решения базируется в частном облаке вышестоящего органа власти/региона или крупного муниципалитета, а некоторые сервисы потребляются из публичных облаков (например, серьезные шансы на это имеет облачный сервис “МойОфис”, поясняет Андреев.

Если скрестить “гособлако” с развитием реестра российского ПО, можно получить независимую, доступную и быстро развертываемую инфраструктуру для комплексной автоматизации деятельности и повышения эффективности органов государственной власти, уверен Дмитрий Трофимов, заместитель руководителя коммерческой дирекции группы “Астерос”. Ограничением, по его мнению, может стать обеспечение безопасности данных и систем, но при текущем уровне развития систем информационной безопасности это решается организационными и технологическими мерами, с привлечением ответственных за это государственных организаций и ведомств.

При разумном управлении этим процессом бюджетная экономия будет выгодна государству и гражданам – мы сможем получить более качественные сервисы, а освободившийся бюджет будет перенаправлен на другие технологические и социально-значимые проекты”, – считает представитель “Астерос”

О вопросах безопасности говорят и в компании “КРОК”.

Основной камень преткновения в создании «гособлака» – это даже не нормативно-юридические аспекты, а скорее вопросы обеспечения безопасности. Ведь информационные системы различных органов отличаются по классам защищенности, определяемыми ФСТЭК, ФСБ и пр., и все они будут перенесены в единую среду с доступом для множества субъектов. Работоспособность такой среды должна быть не только нормативно регламентирована, но и фактически обеспечена с точки зрения подходов к информационной безопасности, в основном за счет использования свободного ПО и российских ИТ-решений», – комментирует Александр Беляев, руководитель направления open-source в ИТ-инфраструктуре компании КРОК.

Ключевым риском, по мнению Тимура Меджитова, заместителя директора по работе с органами власти компании Directum, являются каналы связи между выбранными местами дислокации элементов “гособлака” в регионах и реальными пользователями. Если данный риск не будет закрыт, то пользователи могут столкнуться с медленной работой приложений и сервисов, предупреждает он.

Облачная модель и сервисы – это то, к чему сегодня двигаются как коммерческие, так и государственные организации. Это практично и эффективно, за счет таких преимуществ как виртуализация, отказоустойчивость, простота модернизации, интеграции и сопровождения, меньшая удельная стоимость ресурсов, и многих других. Соответственно, повсеместное распространение данной тенденции – это лишь вопрос времени, особенно с учетом сегодняшних реалий, – подытоживаетАлексей Пилипчук, генеральный менеджер Tegrus

Основные тенденции на рынке государственной информатизации

Развитие современных информационных технологий тесно связано с концепцией предоставления облачных услуг. Технология не новая и уже доказала свою состоятельность и экономическую эффективность, отмечает Дмитрий Комиссаров, генеральный директор “Новых облачных технологий”.

Картинки по запросу ит-технологии

По оценкам аналитических агентств, рынок облачных услуг до конца 2016 года существенно вырастет. Одна из точек роста облачного рынка – частные или гибридные облака в корпоративном и государственном секторе, добавляет эксперт. По данным IDC, в ближайшие 5 лет расходы на облачную ИТ-инфраструктуру будут расти в среднем на 15,5% и к 2019 году достигнут показателя в $54,3 млрд, что составляет 46,6% от общего объема расходов предприятий на ИТ-инфраструктуру.

Государственный сектор, по словам Комиссарова, составляет заметную долю среди потребителей облачных услуг. К примеру, правительство Московской области завершило оптимизацию ИТ-инфраструктуры за счет создания частного облака, “1C” в частном облакеразвернута в мэрии Новосибирска, в облаке размещена инфраструктура органов местного самоуправления Белгорода и связанные с ним ресурсы.

Этот тренд отмечаем и мы: на продукт “МойОфис Частное облако” приходится более 80% пилотных внедрений, выполненных нами и нашими партнерами. Использование технологий частных облаков позволит государственным ведомствам и коммерческим компаниям существенно повысить эффективность использования инвестиций в ИТ, расширив спектр и качество предоставляемых услуг, – резюмирует гендиректор “Новых облачных технологий”

Переход на IaaS как способ сокращения издержек на обновление и модернизацию инфраструктуры госведомств – вполне закономерный этап развития ИТ в госсекторе, подтверждает Ирина Семенова, вице-президент по маркетингу Maykor.

Принятая осенью 2015 года концепция перевода обработки и хранения информационных ресурсов ведомств в систему федеральных и региональных ЦОД, по сути, утвердила этот тренд, но действенный толчок в этом направлении могут дать конкретные пилотные проекты, заявленные на 2016 год, – отмечает она

Многие ГИС достигли порогового значения и являются мощными онлайн-ресурсами, работающими в режиме 24х7, а технологическая основа такого сервиса во многом – это облако, добавляет Андрей Богомолов, вице-президент по продажам “Техносерв”.

Об интересе к облачным сервисам и разворачиваемым на их базе системам электронного документального взаимодействия, а также системам дистанционного взаимодействия (обучение, консультации, приемные) и геоинформационным системам, говорит Алексей Пилипчук, генеральный менеджер Tegrus.

По мнению Дмитрия Трофимова, заместителя руководителя коммерческой дирекции группы “Астерос”, в фокусе у государства также аналитика больших данных (для крупных федеральных систем), мобильность (для чиновников – возможность удаленного участия в процессе управления, для граждан и бизнеса – доступ к инфраструктуре услуг), развитие телекоммуникационных сетей и устранение цифрового неравенства. Без последнего, к сожалению, говорить о комплексной информатизации очень сложно, констатирует эксперт.

Еще одной заметной тенденцией является использование свободного программного обеспечения, добавляет Владимир Андреев, президент компании “ДоксВижн”. Все чаще новые информационные системы используют в качестве СУБД открытое решение Postgres.

В результате стремления к централизации востребованы инструменты, обеспечивающие интеграцию различных источников информации и доступ к ним по запросу пользователя, говоритГалина Ахмерова, заместитель генерального директора компании “БАРС Груп” по коммерции и развитию бизнеса:

Это интеграционные шины, BI-решения и мобильные приложения. ВостребованыMDM-системы позволяющие выстроить управление нормативно-справочной информацией по единым стандартам. В сложных внешнеполитических условиях возрастают также требования к информационной безопасности

Мобильность раньше рассматривалась как дань моде или желание апробировать для себя новые технологии, тогда как по состоянию на 2016 год проекты уже направлены на решение реальных задач, в которых мобильные приложения используются на постоянной основе и являются или серьезным дополнением и альтернативой классическим способам работы с информационными системами, добавляет Тимур Меджитов, заместитель директора по работе с органами власти компании Directum.

Также он видит тенденцию интеграции приложений в единое информационное пространство с целью сократить трудозатраты пользователей систем, упростить их сопровождение, выстроить сквозные процессы ведомств.

Картинки по запросу ит-технологии

Ведомства в первую очередь смотрят на технологии, которые реально помогут навести порядок в учете, имея в виду “учет того, что раньше учитывалось “по старинке”, например, информацию медицинского характера, которая хранилась в бумажных картах пациентов, информацию об имуществе, его расположении, качестве, степени износа и т.д., уверен Владимир Котов, заместитель генерального директора, руководитель дивизиона 1С компании “СофтБаланс”.

Стремление сократить затраты на ИТ может подтолкнуть ведомства к стандартизации и унификации решений. По состоянию на 2016 год практически не бывает такого, чтобы для решения схожих задач организация пользовалась системой, разработанной для другого ведомства. Единичны и примеры создания общего ИТ-решения в целях сразу нескольких ведомств.

Я уверен, за таким подходом – будущее. Он потребует самоорганизации ИТ-рынка, принятие общих правил, процедур и стандартов, – говорит партнер компании AT Consulting, директор блока регионального бизнеса Дмитрий Васильев. – В этой связи возрастет роль объединений и ассоциаций в ИТ-сфере. Эти структуры будут не только трибуной для общения профессионального сообщества с властью и заказчиками, но и смогут реально включиться в разработку, становление и поддержание в работе процедур и стандартов совместной деятельности ведомств и поставщиков ИТ-решений

Аналогичного мнения придерживается и генеральный директор “Национального центра информатизации” Константин Солодухин.

Мы считаем, что информационная система ведомства состоит из нескольких блоков, часть из которых стандартная, часть – чисто ведомственная. Специфическая. Если подходить по государственному, то весь зоопарк систем, который наплодили интеграторы, можно было бы при нормальном подходе сделать стандартным продуктом с минимальной кастомизацией, – отмечает эксперт

По материалам: TAdviser

Картинки по запросу ит-технологии

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, поделитесь с друзьями и заглядывайте по рекламным ссылкам!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *