Как легализовать инжиниринговый бизнес в России

Неопределенность механизма оплаты за сделанные работы, отсутствие законодательной базы и высокие банковские ставки сдерживают развитие в России инжиниринга. Строительная инженерия, которую у нас в стране в последние годы стали называть на западный манер инжинирингом, — это инженерное обеспечение строительства, охватывающее все фазы реализации инвестиционно-строительных проектов: проектирование, собственно строительство и эксплуатацию построенных объектов.

Сегодня на площадках разного уровня — в ТПП, Совете Федерации, Минпромторге — проходят круглые столы, ведется обмен мнениями, создаются специальные программы развития инжиниринга, возникают региональные инжиниринговые структуры, а на базе учебных заведений открываются инжиниринговые центры.

Этот вид строительной деятельности находится в состоянии старта, а его представители ожидают больших свершений. Модное слово «инжиниринг» завораживает, программы его поддержки обнадеживают.

В то же время реальный инжиниринговый бизнес ведет непростую борьбу за проекты и сохранение уровня рентабельности. И, надо признать, получается это далеко не у всех. Только за последний год несколько крупных инжиниринговых компаний, занимавших сильные позиции на рынке и обеспеченные хорошим портфелем заказов, заявили о своем банкротстве. Самыми громкими из них стали банкротства НПО «Мостовик» и «Корпорации Инжтрансстрой». О ключевых проблемах данного бизнеса нашему журналу в эксклюзивном интервью рассказал Андрей МАЛЫШЕВ, президент Е4 — одной из крупнейших инжиниринговых компаний в стране.

Группа Е4 – EPC (М) контрактор, крупнейшая российская инжиниринговая компания полного цикла. Компания создана в 2006 году и объединяет в своем составе 10 организаций различного вида инженерной деятельности, в том числе научные и проектные институты, а также производственные предприятия. Группа Е4 выполняет комплексные работы «под ключ», а также отдельные виды инжиниринговых работ. Занимает 20% объема строительства всей тепловой генерации страны и является лидером рынка инжиниринга объектов энергетической отрасли. Общий объем портфеля заказов группы составляет порядка 160 млрд руб. Е4 предлагает современные инжиниринговые решения для энергетики, горно-металлургической, химической, нефтегазовой, других отраслей промышленности, ЖКХ и инфраструктурного строительства.

— Андрей Борисович, российский энергоинжиниринг — относительно молодой для России, не до конца сформировавшийся бизнес, до сих пор имеющий достаточно большую долю риска. Расскажите, пожалуйста, о его истоках и о ключевых проектах вашей группы.

— Можно сказать, что импульсом его активного развития стала государственная программа реализации договоров о предоставлении мощности — так называемая программа ДПМ, которая выполняется с 2008 года. Этот механизм стимулировал строительство новых, эффективных энергетических объектов вместо устаревших и отработавших свое.

Эта программа позволила сформироваться многим инжиниринговым компаниям как бизнес-структурам. На проектах развития и реконструкции существующих энергетических объектов, строительстве новых станций выросли такие компании, как наша. Опыт реализации каждого последующего объекта позволил отточить проектную систему управления, выстроить партнерские отношения с банками и бизнес-процессы.

И мы практически все свои объекты строим и строили по программе ДПМ. В их числе — Няганская ГРЭС (Тюменская область), Серовская ГРЭС (Свердловская область), Череповецкая ГРЭС (Вологодская область). В настоящее время модернизируем станцию в Перми, заканчиваем работы по Жодинской ТЭЦ в Белоруссии и т.д. В этом году мы обеспечили ввод Ижевской ТЭЦ (Удмуртская Республика) — она уже выдает энергию на рынок.

А в целом сегодня в России около 26% рынка инжиниринга приходится на электроэнергетику.

— Каковы основные проблемы и препятствия на пути развития российского инжиниринга вы можете назвать?

— Обозначу несколько проблем рынка инжиниринга в целом. Это касается всех компаний, вне зависимости от того, на каком конкретно рынке они работают — промышленном, энергетическом, инфраструктурном или транспортном. Симптомы и их причины — везде одни и те же.

Реконструкция Ижевской ТЭЦ-1 со строительством ПГУ -230 МВт, Республика Удмуртия

Нет такой услуги!

Совет по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге России, комитет по инжинирингу Совета Федерации как государственные структуры сегодня активно занимаются легитимизацией инжиниринга. И мы видим законодательную основу в качестве точки опоры для дальнейшего продвижения инжиниринговой деятельности. Здесь есть ряд нерешенных вопросов.

Поскольку структура госконтрактов не позволяет сегодня проводить торги на EPC-контракты, большинство оценок емкости инжинирингового рынка ошибочны. Зачастую инжиниринговыми называют себя компании, не имеющие к инжинирингу никакого отношения, а лишь указавшие это слово как вид деятельности. Из семи тысяч компаний, в графе деятельности которых написано «инжиниринг» (по данным ЕГРЮЛ), только 800 можно рассматривать как действительно инжиниринговые компании. 150 из них связаны с энергетикой.

Вот такую оценку емкости рынка инжиниринга приводит агентство Bureau of Economic Analysis (из презентации Министерства промышленности, июль 2013 года):

 Рис 1. Доли выручки основных игроков в промышленном инжиниринге РФ по секторам

Из представленной статистики видно, что в некоторых секторах экономики (там, где максимально представлен государственный заказчик, и, следовательно, нет EPC-контрактов) инжиниринга нет как деятельности, например в транспортных проектах. При этом стоит отметить, что именно транспортные проекты сегодня максимально финансируются из федерального и регионального бюджетов. И учитывая, что ВВП России на 71% состоит из проектов госзаказа, можно оценить размер ошибки. А между тем, по опыту других стран, можно с уверенностью заявить, что инжиниринг как вид деятельности – один из основных драйверов экономики.

Кроме ошибок в статистике есть еще несколько проблем, сдерживающих развитие инжиниринга в стране. Первая и основная заключается в том, что инжиниринг сегодня не узаконен как форма деятельности, как вид услуг он отсутствует. Отсюда возникает неопределенность механизма оплаты за инжиниринговые работы, отсутствие практики применения EPCM-контрактов. Вместо одного конкурса проходит несколько торгов на разные виды деятельности: генподряд, изыскания, поставка, проектирование и прочее.

Отсутствует самое главное для заказчика — нормативное основание оплаты услуг комплексного управления процессом создания объекта. В сводном сметном расчете нет строки «инжиниринговые услуги». А отдельные контракты на генподряд по строительно-монтажным работам, по проектированию, изысканию, поставке и прочим видам работ, не закрывают весь спектр услуг и, следовательно, расходную часть инжиниринговой деятельности в работе над проектом «под ключ». Заказчик исходит из нормативов, разбивает заказ на лоты по видам работ, и тем самым не получает комплексного продукта. В то же время инжиниринговая компания, сохраняя свой комплексный подход к реализации проекта, не может получить оплату за целый спектр услуг, который не описан генподрядом, но требуется для реализации и пуска объекта в эксплуатацию. В таких проектах не учтены расходы на управление проектом. Защищая свою рентабельность, подрядчик вынужденно манипулирует в сметной документации федеральными и территориальными сметными нормативами — ФЕРами и ТЕРами разных видов работ.

Такой подход и нормативное регулирование поддерживают в основном государственные компании, считая «неправильным» платить деньги за управление проектами. Следствием отказа от ЕРСМ-контрактов в России является неопределенность времени исполнения всего проекта, в силу множества отдельных контрактов, и размытая ответственность сторон. В таких условиях масштабировать инжиниринговые компетенции практически невозможно.

Отсутствие практики применения ЕРСМ-контрактов порождает вторую проблему развития инжиниринга в стране. Практика последних лет такова. Компания-заказчик в процессе реализации проекта создает свое подразделение управления проектом, дублирующее функции инжиниринговой компании. Эта структура со временем стремится заместить все функции инжиниринга. Структура заказчика начинает выполнять не свойственные ей функции, система обюрокрачивается. Искажается экономическая модель проекта. При этом проекты не снижаются по стоимости, но эффективность их управления уже невозможно оценить, поскольку теряются основные критерии эффективности работы инжинирингового подразделения, и конечно, исчезает мотивация инжиниринговых команд для развития технической мысли и оптимизации процессов. Следствием становятся такие «болезни», как неразвитость конкурентной среды между инжиниринговыми компаниями, локальная монополизация и невозможность масштабирования накопленного по проектам опыта.

Такая тенденция наблюдается в самых разных отраслях, в том числе в энергетике и транспортном строительстве.

Строительство энергоблока ПГУ-420 МВт Череповецкой ГРЭС, Вологодская область

Рентабельность стремится к нулю

— И третья проблема — это условия финансирования инжиниринговых компаний и стоимость банковских продуктов для ведения этого бизнеса.

— Не могли бы вы более подробно остановиться на особенностях взаимодействия инжиниринговых компаний с банками и финансовой специфике ведения данного бизнеса?

— Инжиниринг — это услуги. Активом инжиниринговой компании является накопленный опыт и масштаб реализованных проектов. А для работы с банками эти активы — неликвидные. И в качестве залогового инструмента банки могут рассматривать только проекты. То есть все риски в работе с инжиниринговыми компаниями банки перекладывают на последних. Соответственно, и проценты неадекватно высокие.

На разных этапах работы над проектом инжиниринговой компании необходимо использовать всевозможные банковские продукты, в том числе обеспечение заявки при торгах, банковские гарантии при получении авансирования, гарантию на исполнение работ и пр. Все эти необходимые займы и инструменты в результате серьезно влияют на рентабельность проекта и экономику всего бизнеса. А в современных условиях стремительного роста стоимости банковских продуктов и падения стоимости рубля сохранить рентабельность очень сложно. К тому же нужно учесть, что затраты на банковские гарантии и другие финансовые инструменты не включены в ССР и не предусмотрены в ФЕРах.

Условия кредитования на российском рынке в настоящее время драконовские: нет «длинных денег» для инвесторов проектов, кредиты для инжиниринговых компаний могут быть выданы только на срок реализации проектов — на два-три года. Процентные ставки включают в себя всевозможные риски финансовых институтов. Для любой компании условия кредитования в нашей стране — болевая точка: очень дорогие деньги. А после череды громких банкротств нескольких крупных инжиниринговых компаний банки еще более ужесточили свои требования к заемщикам и сегодня рассматривают инжиниринг как высокорискованный вид бизнеса. Инжиниринговые компании вынуждены принимать эти условия игры. Но обходится это им очень дорого…

Реконструкция котельного цеха и строительство ПГУ-65МВт Жодинской ТЭЦ, Белоруссия

— Что же делать? Как переломить эту негативную тенденцию?

— Оценка емкости рынка инжиниринга в России в различных секторах экономики до 2020 года составляет порядка 22 триллионов рублей, включая энергетику, транспортную инфраструктуру и промышленное строительство. Эта сумма основана на данных ФЦП по транспорту, а также инвестиционных программах основных машиностроительных, генерирующих, горно-металлургических, нефтеперерабатывающих и др. компаний. По идее, государство должно быть озабочено тем, чтобы для успешной реализации этих масштабных программ в различных технологических инфраструктурных отраслях экономики был создан соответствующий инструментарий.

Нужен ответственный и заинтересованный подход при регулировании инжиниринга как сферы деятельности. Минэкономики, Минпромторг, Минстрой и другие ведомства должны оценить современное состояние инжиниринга, понять его внутренние процессы как со стороны инжиниринговых бизнес-структур, так и со стороны заказчиков. И устранить основные препятствия развития. В современных условиях и с тем комплексом проблем в инжиниринге, который мы сегодня наблюдаем, только регуляторы смогут переломить ситуацию.

— Спасибо за интересный разговор, Андрей Борисович. Удачи и побольше крупных проектов российским инжиниринговым компаниям!

Беседу вел Алексей АНДРЕЕВ

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, поделитесь с друзьями и заглядывайте по рекламным ссылкам!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *